Zavialovo.ru

Юридическая консультация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Срок исковой давности по ничтожным сделкам составляет

Статья 181 ГК РФ. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

Новая редакция Ст. 181 ГК РФ

1. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Комментарий к Ст. 181 ГК РФ

Учитывая положения статьи 166 ГК РФ, при рассмотрении исков о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным в статье 174 ГК РФ, судам следует иметь в виду, что такие сделки являются оспоримыми и соответствующий иск может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2 статьи 181 ГК РФ) (Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9).

Другой комментарий к Ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Понятие и применение института исковой давности регламентируется ст. ст. 195 — 208 ГК.

2. Трехлетний срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинает течь со дня начала ее исполнения. Как обстоит дело с исковой давностью применительно к требованию о признании ничтожной сделки, для совершения которой не требовалось передачи имущества и исполнение которой не было начато ни одной из сторон?

Хотя среди перечисленных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав отсутствует такой, как признание ничтожной сделки недействительной, в п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 указано, что ГК не исключает возможность предъявления требований о признании недействительной ничтожной сделки, поэтому такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные п. 1 ст. 181, и подлежат рассмотрению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что само по себе совершение ничтожной сделки, исполнение которой не начато ни одной из сторон, не влечет никаких юридических последствий (п. 1 ст. 167 ГК РФ), поэтому совершением такой сделки ничье субъективное право нарушено быть не может. Наступление такого последствия возможно лишь вследствие исполнения ничтожной сделки, и в этом случае нарушенное право защищается путем предъявления требования о возврате полученного по такой сделке (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Соответственно, никаких гражданско-правовых последствий не влечет и решение суда, вынесенное по иску о признании ничтожной сделки недействительной, хотя свойственные судебному решению гражданско-процессуальные последствия в этом случае наступают. Собственно говоря, ничего нового в гражданско-правовые отношения сторон решение суда не может привнести уже потому, что ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ).

Решение суда по иску о признании ничтожной сделки недействительной вносит лишь окончательную определенность в отношения сторон и тем самым удовлетворяет интерес истца в такой определенности. Поэтому, не являясь требованием о защите нарушенного права, требование о признании ничтожной сделки недействительной не может быть подвержено действию исковой давности. В определенной мере это следует и из п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8, поскольку содержащийся в нем тезис о применении к такому требованию срока, установленного в п. 1 ст. 181, означает, что применительно к ничтожной сделке, исполнение которой не начато, срок по требованию о признании ее недействительной не начинает течь, т.е. на такое требование, взятое в отдельности, действие исковой давности не распространяется.

Но и применение исковой давности к требованию о признании ничтожной сделки недействительной в случае, если исполнение сделки было начато, представляется сомнительным. Дело в том, что совершение ничтожной сделки, если для этого не требовалось передачи имущества, не может нарушить субъективное право, следовательно, нет и требования, к которому могла бы применяться исковая давность; здесь же следует заметить, что иные по сравнению с установленными в ст. 196 ГК сроки исковой давности, а также иной по сравнению с п. 1 ст. 200 ГК момент начала течения срока исковой давности могут устанавливаться только законом. В ГК нет упоминания о таком требовании, как признание ничтожной сделки недействительной, поэтому в ГК нет и не могло быть специальных правил, касающихся длительности срока исковой давности и момента начала его течения по такому требованию.

Поэтому даже формальная попытка применить к подобному требованию исковую давность не приводит к успеху, так как, во-первых, нет никаких оснований для применения иного по сравнению с установленным в ст. 196 ГК срока исковой давности, а во-вторых, и это самое главное, нет оснований для применения отличного от определенного в п. 1 ст. 200 ГК момента начала ее течения. Поскольку п. 1 ст. 200 ГК связывает начало течения срока исковой давности с моментом нарушения субъективного права, то без нарушения субъективного права исковая давность не может начать свое течение; как было показано выше, совершение ничтожной сделки (в отличие от ее исполнения) не влечет и не может повлечь нарушение чьих-либо субъективных прав. Таким образом, к требованию о признании ничтожной сделки недействительной, в отличие от требования о применении последствий ее недействительности (п. 2 ст. 167 ГК РФ), исковая давность неприменима.

3. Срок исковой давности для признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности составляет один год и начинает течь со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, предусмотренная п. 1 ст. 179 ГК, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных основаниях для признания сделки недействительной (ст. ст. 173 — 178 ГК РФ).

Необходимо обратить внимание на то, что слово «иск» употребляется в п. 2 ст. 181 в единственном числе, т.е. требование о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности рассматривается в этой норме как состоящее из двух элементов единое требование. В ст. 12 ГК в качестве одного из способов защиты гражданских прав также предусмотрено именно такое единое требование. Может ли каждая из составляющих этого требования в отдельности рассматриваться в качестве самостоятельного способа защиты гражданских прав?

Для ответа на этот вопрос проанализируем каждую из этих составляющих в отдельности. На требование о признании оспоримой сделки недействительной как на возможное самостоятельное требование указывается в п. 2 ст. 166 ГК. Из п. 3 ст. 167 ГК также вытекает, что это требование может быть предъявлено самостоятельно и не должно обязательно дополняться требованием о применении последствий недействительности сделки. Что же касается требования о применении последствий недействительности оспоримой сделки, то его предъявление неизбежно предполагает наличие предшествующего или одновременно предъявляемого требования о признании оспоримой сделки недействительной. До удовлетворения этого требования сделка считается действительной (п. 1 ст. 166 ГК РФ), что исключает возможность применения последствий ее недействительности.

Отсюда возможен вывод, что для целей применения института исковой давности требование о признании оспоримой сделки недействительной является отличным от того единого двухэлементного требования, о котором идет речь в п. 2 ст. 181 и которое по своим целям тождественно требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки, в силу чего к требованию о признании оспоримой сделки недействительной как к требованию, для которого не установлен специальный срок исковой давности, должен применяться общий трехлетний срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ), а также общее правило п. 1 ст. 200 ГК о начале течения этого срока. В то же время к требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки должен применяться установленный в п. 2 ст. 181 годичный срок исковой давности.

Однако здесь же следует заметить, что по изложенным выше соображениям о применении срока исковой давности к требованию о признании оспоримой сделки недействительной речь может идти только в том случае, если такое требование предъявляется для защиты нарушенного совершением (а не исполнением) такой сделки субъективного права. Если же такое требование предъявляется лишь для защиты правового интереса, исковая давность к таким требованиям неприменима.

Так, совершение оспоримой сделки, направленной на возникновение прав и обязанностей (например, заключение консенсуального договора — см. комментарий к ст. 420 ГК РФ) либо на их увеличение по объему или размеру, в принципе не может рассматриваться как влекущее нарушение субъективного права. Иск обязанной по такой оспоримой сделке стороны направлен на защиту ее правового интереса в аннулировании возникшей в результате совершения этой сделки обязанности, а не на защиту нарушенного субъективного права. Если в некоторых случаях и можно говорить, что какое-то субъективное право при совершении подобной оспоримой сделки все же нарушается и оно может быть защищено путем предъявления требования о признании такой сделки недействительной, то таким правом может оказаться лишь абсолютное личное неимущественное право (например, при совершении сделки под влиянием насилия или угрозы нарушается право на физическую или психическую неприкосновенность личности), к требованию о защите которого исковая давность неприменима в силу ст. 208 ГК.

Однако если совершение оспоримой сделки влечет прекращение или умаление по объему либо размеру уже существующих субъективных прав (например, к таким сделкам по общему правилу п. 3 ст. 453 ГК относится соглашение об изменении или прекращении договора), то здесь можно говорить о нарушении в результате совершения такой сделки субъективного права, поэтому к требованию о признании такой сделки оспоримой должен применяться общий срок исковой давности.

Срок исковой давности по ничтожным сделкам составляет

Неупорядоченный порядок

Федеральным законом № 109-ФЗ были внесены изменения в ст. 181 ГК РФ в части сокращения сроков исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Это важное изменение долго ожидалось юридическим и бизнес сообществом России. Посмотрим, что же было сделано.

Особенное в общем.

Срок исковой давности по ничтожным сделкам был сокращен с десяти до трех лет. Об этом прямо говорится в новой редакции п. 1 ст. 181 ГК РФ. Теперь на требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок распространяется общий срок исковой давности, установленный в ст. 196 ГК РФ.

Однако, сократив срок исковой давности, законодатель не счел нужным распространить на срок давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожных сделок общие правила исчисления срока исковой давности. Речь идет о том, что в отличие от общего правила определения начального момента течения срока давности, срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки приурочен к моменту начала исполнения данной сделки. Иными словами, субъективный момент (знание или незнание лица о факте совершения сделки либо об обстоятельствах, определяющих ее ничтожность), не имеет никакого значения для начала течения срока исковой давности.

Такую избирательность законодателя объяснить сложно. Гораздо логичнее было бы, распространив на требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки общие правила о продолжительности срока исковой давности, подчинить течение данного срока также общим правилам, увязав его начало с моментом, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Это может быть важно в случаях, когда требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки заявлено лицом, не являющимся стороной в данной сделке. В этих случаях факт совершения сделки может попросту скрываться от такого лица. Например, собственник, сдавший имущество в аренду на длительный срок, по истечение срока действия договора не получает свое имущество обратно, поскольку оно оказывается проданным арендатором третьему лицу.

Не все однозначно и с теми требованиями, на которые распространяются положения нового закона. Закон № 109-ФЗ говорит следующее: «Установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданским кодексом Российской Федерации срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона» (п. 2 ст. 2 Закона № 109-ФЗ).

Читать еще:  Образец искового заявления о признании недостойным наследником

Буквальное толкование приведенного положения приводит к выводу о том, что правилам о новом сроке исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки придана обратная сила. Так, если ничтожная сделка была совершена четыре года назад № 109-ФЗ, то с момента вступления в силу закона № 109-ФЗ срок исковой давности по требованию о применении последствий ее недействительности окажется истекшим.
Более того, такие же последствия, видимо, должны наступать и в тех случаях, когда иск предъявлен в суд до момента вступления в силу закона № 109-ФЗ, а заявление о пропуске установленного данным законом срока исковой давности сделано в процессе судебного разбирательства. Ведь к моменту вступления в силу закона № 109-ФЗ установленный срок исковой давности для поданного в суд требования прервался (ч. 1 ст. 203 ГК РФ), а значит не истек! Если принять во внимание, что некоторые дела порой рассматриваются в арбитражных судах на протяжении нескольких лет, то легко представить последствия такого законодательного решения (предположим, что дело несколько раз прошло через кассационную инстанцию, потом через надзор, и в итоге направлено на новое рассмотрение, в процессе которого ответчиком делается заявление об истечении установленного законом № 109-ФЗ срока исковой давности).

Сделанный вывод основан на буквальном толковании п. 2 ст. 2 Закона № 109-ФЗ и представляется в крайней мере несправедливым по отношению к участникам гражданских правоотношений. Более того, указанная норма вступает в противоречие с Конституцией РФ, грубо нарушая гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту.
В то же самое время полагаем, что иной вывод из приведенного положения закона № 109-ФЗ сделать сложно. Закон нуждается в срочной корректировке.

Думаем, что наиболее сбалансированным и разумным было бы следующее правило. Если к моменту вступления в силу данного закона неистекшая часть срока давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет менее трех лет, то применяются ранее установленные сроки исковой давности. Например, если оставшаяся часть десятилетнего срока составляет полгода, то, по истечении этого срока, исковая давность должна считаться пропущенной.

Если неистекшая часть превышает три года, то срок давности должен сократиться до трех лет. При этом в последнем случае трехгодичный срок должен исчисляться с момента вступления в силу закона № 109-ФЗ.

Но законодатель, повторим, избрал наименее цивилизованный способ введения в действие закона № 109-ФЗ, лишив огромную часть участников оборота права на судебную защиту. Легко предположить, что в такой редакции указаный закон просуществует недолго и будет изменен либо в установленном порядке, либо скорректирован судебной практикой.

Наряду с приведенными недостатками, указанный закон оставил за бортом правового регулирования ряд важных вопросов.

1. Прежде всего, как быть с порядком исчисления срока исковой давности по требованию о признании ничтожной сделки недействительной? Как известно, в п.32 постановления № 6/8 Пленум ВАС РФ и Пленум ВС РФ дали разъяснение о том, что к таким требования применяются сроки исковой давности, указанные в п. 1 ст. 181 ГК РФ. Но вопрос о том, с какого момента указанный срок начинает течь, остался открытым. Очевидно, что правило п. 1 ст. 181 ГК РФ здесь применять нельзя, поскольку требование о признании ничтожной сделки недействительной и требования о применении последствий ее недействительности – это два разных по своей природе требования. По общему правилу, срок исковой давности начинает течь тогда, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Исключения из этого правила могут быть установлены либо ГК, либо федеральным законом (п. 1 ст. 200 ГК РФ). В отношении требования о признании недействительной ничтожной сделки такого исключения не сделано. Следовательно, к таким требованиям должен применяться общий порядок исчисления срока исковой давности. В итоге может получиться парадоксальная картина, когда в судебном порядке сделка будет признана недействительной, а в применении последствий будет отказано по причине истечения срока исковой давности. Предмет сделки окажется исключенным из гражданского оборота. Едва ли такой исход пойдет на пользу обороту. Мы вновь сталкиваемся с явным дефектом законодательной техники. Законодатель в очередной раз вынуждает высшие судебные инстанции выполнять несвойственные им функции.

2. Говоря о белых пятнах закона № 109-ФЗ, нельзя не отметить и то, что он оставляет открытым вопрос о начальном моменте течения срока исковой давности по возникшим до его вступления в силу требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, по которым не истек ранее установленный срок исковой давности. Дело в том, что по таким требованиям обратная сила придана только новым правилам о продолжительности срока исковой давности. Законодатель не установил, что предусмотренный п.1 ст. 181 ГК РФ порядок исчисления срока давности также подлежит применению к указанным требованиям. Следовательно, на основании п. 1 ст. 4 ГК РФ можно сделать вывод, что установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ в новой редакции порядок исчисления срока исковой давности не применяется к требованиям, возникшим до вступления в силу закона № 109-ФЗ. Отсюда следует, что к таким требованиям подлежит применению общий порядок исчисления начального момента его течения. Иными словами, по указанным требованиям применяется общий порядок исчисления срока, то есть он начинает течь с того момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В заключение хочется выразить сожаление по поводу того, что спустя почти двадцать лет после начала демократических реформ в нашей стране, вновь принятые законы по-прежнему нуждается в немедленной доработке.

Срок исковой давности по требованию прокурора

В настоящее время возросло количество дел по искам прокуроров о признании недействительными договоров аренды, заключенных муниципальными образованиями в отношении земельных участков, выделенных из земель государственной собственности, собственность на которые не разграничена. Однако на практике возникают вопросы касательно исковой давности по таким делам. В частности, подлежат ли применению положения о сроках исковой давности к указанным искам прокуроров, и с какого же момента следует исчислять сроки исковой давности по таким требованиям?

Право на негаторный иск

Иски прокуроров о признании недействительными договоров аренды нередко возникают в случаях, когда на арендованном земельном участке расположен водный объект, находящийся в федеральной собственности. Поскольку правом распоряжения таким водным объектом обладает исключительно Российская Федерация в лице своего территориального управления Росимущества, то муниципальное образование не располагает полномочиями по распоряжению земельным участком, на котором расположены объекты федеральной собственности.

Иск прокурора о признании недействительным договора аренды земельного участка не является негаторным иском, и к нему подлежат применению положения о сроках исковой давности.

Согласно ст. 208 ГК РФ и п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Между тем в соответствии с п. 1 ст. 606 ГК РФ по договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Передача земельного участка в аренду свидетельствует о нахождении участка во владении арендатора и указывает на то, что собственник земельного участка лишился владения этим участком.

Согласно п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» право на негаторный иск имеет только владеющее лицо. Поскольку собственник лишился владения земельным участком, то ст. 208 ГК РФ не подлежит применению по такому делу. Оснований утверждать о негаторном характере иска прокурора не имеется.

Судебная практика о применении исковой давности

Необходимость применения исковой давности подтверждается сложившей судебной практикой, в том числе по делам о признании сделок недействительными.

В Определении Верховного Суда РФ от 27.10.2014 № 306-ЭС14-4117 по делу № А06-2387/2013 указано, что «к искам о признании сделок недействительными подлежат применению положения о сроках исковой давности. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года (пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации)».

В Апелляционном определении Орловского областного суда от 31.05.2016 по делу № 33-1767/2016 указано: «к искам о признании сделок недействительными подлежат применению положения о сроках исковой давности».

Как указано в Апелляционном определении Верховного суда Республики Татарстан от 19.10.2015 по делу № 33-15561/2015, «суд обоснованно признал срок исковой давности для обращения в суд с требованием о признании недействительным договора аренды, заключенного , пропущенным, что является самостоятельным основанием для отказа в иске».

Согласно Апелляционному определению Верховного суда Республики Башкортостан от 26.07.2016 № 33-14340/2016 «требования истца о признании недействительными (ничтожными) договоров купли-продажи не относятся к спорам, к которым исковая давность не применяется, поскольку он не является владельцем или пользователем спорного подвального помещения».

В Постановлении Арбитражного суда ПО от 18.11.2016 по делу № А57-27/2016 суд сослался на то, что «поскольку спорный земельный участок выбыл из владения администрации по договору аренды от 13.05.2010 № 71, иск администрации о признании данного договора недействительным не является негаторным, следовательно, к спорным правоотношениям не применимы положения абзаца 5 статьи 208 ГК РФ». Аналогичная позиция изложена в постановлениях Арбитражного суда ПО от 29.09.2016 по делу № 57-35/2016, от 18.10.2016 по делу № А57-31/2016, от 28.10.2016 по делу № А57-36/2016, от 01.11.2016 по делу № А57-33/2016.

В Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2016 по делу № А32-1129/2015 указано: «Из материалов дел не следует, что истец является собственником, владеющим спорным земельным участком. Участок находится во владении ответчика… земельный участок эксплуатируется в соответствии с его назначением. Ответчик пояснил, что спорный земельный участок находится у него во владении. Таким образом, основания для квалификации заявленного иска как негаторного отсутствуют».

Таким образом, иск прокурора о признании недействительным договора аренды земельного участка не является негаторным иском, и к нему подлежат применению положения о сроках исковой давности.

Срок исковой давности

Момент исчисления срока исковой давности зависит от того, истек ли срок для предъявления иска, предусмотренный ранее действовавшим законодательством, к 01.09.2013 или нет.

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ (в редакции, действующей с 01.09.2013) срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года; течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения.

Изменения в п. 1 ст. 181 ГК РФ были внесены Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

Как следует из п. 9 ст. 3 Закона № 100-ФЗ, установленные положениями ГК РФ (в редакции Закона № 100-ФЗ) сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года.

В свою очередь ранее действовавшая (до 01.09.2013) редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ связывала начало течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованиям о признании ее недействительной не с субъективным фактором – осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, а с объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения такой сделки вне зависимости от субъекта оспаривания.

Определениями от 17.09.2013 № ВАС-12845/13, от 21.08.2013 № ВАС-10588/13 Высший Арбитражный Суд РФ подтвердил, что на требование о признании ничтожной сделки недействительной распространяется срок исковой давности в три года, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Факт того, когда прокурор, не являющийся стороной сделки, узнал или должен был узнать о заключении оспариваемого договора аренды, не влиял на вывод об истечении срока исковой давности.

В Определении от 08.04.2010 № 456-О-О Конституционный Суд РФ сослался на то, что установленный положениями п. 1 ст. 181 ГК РФ (прим. в редакции, действующей до 01.09.2013) порядок исчисления сроков исковой давности является универсальным и для сторон по сделке, и для третьих лиц.

Читать еще:  Срок исковой давности по налогам

Следовательно, в случае если прокурор просит признать недействительным договор аренды, по которому на день вступления в законную силу Закона № 100-ФЗ (01.09.2013) истек трехлетний срок исковой давности, то к данному требованию подлежит применению редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ, действовавшая до 01.09.2013, и течение срока исковой давности следует исчислять с момента исполнения сделки вне зависимости от субъекта оспаривания.

В ситуации, когда прокурор просит признать недействительным договор аренды, по которому на день вступления в законную силу Закона № 100-ФЗ (01.09.2013) не истек трехлетний срок исковой давности, то к данному требованию подлежит применение редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ, действующая с 01.09.2013, и течение срока исковой давности следует исчислять со дня, когда это прокурор узнал или должен был узнать о начале исполнения сделки.

Указанное подтверждается практикой Верховного Суда Российской Федерации. Так, в Определении от 26.05.2017 № 309-ЭС17-5322 по делу № А50-4500/2016 ВС РФ сделал следующие выводы: «поскольку оспариваемый договор, о недействительности которого заявил истец, заключен и начал исполняться 29.03.2010, то на 01.09.2013 трехлетний срок исковой давности, исчисляемый по правилам, предусмотренным ранее действовавшим законодательством, истек, в связи с чем к спорным правоотношениям применяются положения пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса в редакции, действовавшей на момент заключения договора. Таким образом, выводы суда о том, что поскольку Управление обратилось в суд с настоящим иском 03.03.2016, срок исковой давности по требованию об оспаривании договора от 29.03.2010 и применении последствий его недействительности истек, являются правомерными». В другом своем Определении от 28.04.2015 № 24-КГ15-1 ВС РФ рассмотрел аналогичную ситуацию и указал следующее: «прокурором в порядке искового производства заявлены требования по гражданско-правовому спору – о признании недействительным договора аренды земельного участка… Как установлено судом, оспариваемая сделка начала исполняться в 2006 году, в то время, как иск прокурора о применении последствий ее недействительности был предъявлен в настоящем деле 12.09.2013».

Сроки исковой давности по признанию сделки ничтожной по иску лица, которое не является её стороной

Итак, поставим следующий вопрос: «когда начинает течь срок исковой давности по признанию сделки ничтожной, если иск предъявляет сторона, которая не является стороной данной сделки».

Сначала немного истории норм о сроках исковой давности по признанию сделок недействительными. Напомним, что нормы об исковой давности по признанию сделок недействительными сдержаться не в главе ГК РФ о сроках исковой давности, а в главе, посвященной недействительности сделок.

Ч.1 ст. 180 ГК РФ в старой редакции предусматривала следующее:

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Из данной редакции следовало, что она распространяется и на третье лицо, которое не участвовало в совершении сделки и, более того, могло и не знать о её заключении и исполнении. В случаях внеконкурсного оспаривания сделок, совершенных должниками, или оспаривания сделок в рамках процедур банкротства, истцы узнают о том, что сделка имеет признаки, например, мнимости, как правило, спустя продолжительное время после её исполнения. Подобный подход законодателя в части момента начала течения срока исковой давности к ничтожным сделкам противоречил общему правилу о том, что сроки исковой давности начинают течь с момента, когда лицо узнало о нарушении своего права. Очевидно, что законодатель просто забыл, что сделки могут затрагивать права третьих лиц, которые могут даже не знать о том, что они заключены и началось их исполнение.

В 2013 году ошибка была исправлена и была принята новая редакция ч.1 ст. 180 ГК РФ, в которой говорится следующее:

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

В деле, по которому СКЭС ВС РФ исследовал данный вопрос, иск о признании сделки ничтожной и признании требования кредитора отсутствующим в рамка процедуры банкротства заявила ФНС. В данном деле якобы исполнение мнимой сделки, которого по мнению ФНС и вовсе не было, имело место в 2011 году. Узнала же ФНС о данной сделке и о признаках её мнимости только после вступления в дело о банкротстве.

Итак, перейдем к правовой позиции, изложенной в определении, которая в общем совершенно проста. очень странно, что АС Северо-Западного округа допустил ошибку в применении норм о сроках исковой давности по признанию сделок ничтожными.

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.05.2019 N 307-ЭС16-3765 по делу N А66-4283/2014 говорится следующее:

Судебная коллегия не находит оснований считать пропущенным срок исковой давности.

В соответствии с ранее действовавшим законодательством начало течения трехлетнего срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной определялось не субъективным фактором (осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав), а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки независимо от того, кем предъявлен иск (пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон N 100-ФЗ)).

Впоследствии положения гражданского законодательства о сроках исковой давности и правилах их исчисления были изменены Законом N 100-ФЗ. Согласно действующей в настоящее время редакции пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса при предъявлении иска лицом, не являющимся стороной сделки, течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения.

Новые правила о сроках давности применяются, в частности, к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 01.09.2013 (пункт 9 статьи 3 Закона N 100-ФЗ).

В рассматриваемом случае формальное исполнение договора купли-продажи 75-процентного пакета акций началось в октябре 2011 года. Трехлетний срок исковой давности, предусмотренный ранее действовавшим законодательством, к сентябрю 2013 года не истек, поэтому к заявлению ФНС России подлежат применению правила об исчислении срока исковой давности, установленные пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса в редакции Закона N 100-ФЗ.

Так как право на предъявление третьим лицом (кредитором) иска о признании сделки ничтожной в данном случае связано не с самим фактом заключения договора купли-продажи и его исполнением как обычной сделки, отражающей подлинную волю участников, а с наступлением последствий от искусственно созданной сторонами видимости исполнения и имеет своей целью устранение этих последствий, то по смыслу действующей редакции пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса начало течения срока давности определяется моментом, с которого третье лицо должно было узнать о формальном характере начала исполнения мнимого договора.

Применительно к обстоятельствам настоящего дела, мнимый характер начала исполнения договора купли-продажи мог быть обнаружен независимым участником оборота только после возврата 75-процентного пакета акций, то есть после совершения действий, которые могли породить у него разумные сомнения по поводу того, что в действительности никакого исполнения не было.

Фактический возврат акций состоялся после принятия Арбитражным судом Тверской области решения по делу N А66-12280/2012 (после 20.03.2013). О возврате акций Федеральная налоговая служба могла узнать после возникновения у нее права на ознакомление с поданным в рамках настоящего дела о банкротстве заявлением общества о признании Осташковского завода несостоятельным (после 12.11.2014 (определение Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 по делу N А66-12280/2012)). Заявление о признании договора купли-продажи ничтожным подано в суд 28.09.2017, то есть в пределах трехлетнего срока исковой давности.

Сроки исковой давности по недействительным сделкам

Течение срока давности начинается с момента, когда сделка, по закону являющаяся ничтожной, начала исполняться.

Сроки давности по ничтожным и оспоримым сделкам

Ничтожная сделка – сделка, которая заключена без необходимого согласования с нормами закона, такая сделка не отвечает предписанным требованиям и считается недействительной с момента заключения. Она является недействительной, поскольку не соответствует действующему законодательству: нормативным актам, положениям федеральных законов, нормам нравственности и правопорядка. Любые сделки, которые являются мнимыми, притворными или заключены недееспособным лицом, согласно закону, признаются ничтожными и недействительными.

Оспоримая сделка признается недействительной, по решению суда. Для признания такой сделки недействительной необходимо представить суду веские доказательства. В отличие от оспоримой сделки, ничтожная является таковой независимо от решения суда.

Статья 181 Гражданского кодекса Российской Федерации регулирует сроки исковой давности по делам, которые касаются ничтожных и оспоримых сделок. Согласно последним изменениям, сроки исковой давности по делам, относительно ничтожных сделок, сокращены. Ранее срок составлял 10 лет, с 2013 года – срок составляет 3 года.

Срок исковой давности, относительно оспоримых соглашений – 1 год. Отсчет срока начинается с момента, с которого лицо, подающее исковое заявление, получило информацию об обстоятельствах, которые требуют признания сделки недействительной. В другом случае, отсчет срока давности по оспоримой сделке начинается с момента, когда прекратили действие факторы, которые принудили незаконным путем к заключению соглашения.

Течение срока давности начинается с момента, когда сделка, по закону являющаяся ничтожной, начала исполняться. Если исковое заявление подает лицо, которое напрямую не касалось сделки, и не было ее участником, течение сделки начинается с момента, когда данное лицо могло узнать о данной сделке.

Длительный срок исковой давности в гражданском обороте

С целью защиты интересов третьих лиц, срок начинает отсчитываться с того момента, как определенное лицо, чьи права нарушены, узнало или имело возможность узнать об исполнении данной сделки. Данный срок не должен превышать 10 лет.

Срок в 3 года дает возможность лицу отстоять свои права и привести необходимые доводы. Ранее существовавший срок давности в 10 лет для ничтожных сделок объяснялся необходимостью регулировки отношений, которые касались соглашений с недвижимостью.

На данный момент нет необходимости устанавливать такой длительный срок:

  • Нормы закона относительно недвижимости изменились.
  • За 3 года можно отстоять свои права.
  • 10 лет – длительный срок, за который собственник недвижимости может измениться несколько раз.

Специальные сроки давности могут быть установлены только по закону. Согласно нормам права, специальные сроки могут быть длиннее и короче общих, установленных нормами гражданского права.

Длительные сроки в гражданских делах значительно затрудняют ведение дела, поскольку это затрудняет поиск доказательств, существует вероятность неадекватности интерпретации доказательств по делу, которые могут искажаться под воздействием различных факторов.

Кроме того, существуют вопросы относительно того, по каким причинам лицо на протяжении такого длительного периода (например, 10 лет) не подавало исковое заявление с целью отстоять свои права.

Общие правила об исковой давности

Общие правила применяются по отношению к сделкам, которые признаны недействительными. Положения гражданского законодательства касаются вопросов приостановления, перерыва и восстановления срока исковой давности.

Согласно, общим правилам, 3 года – срок давности, который применяется, если иное не предусмотрено нормами закона.

Специальный срок исковой давности для оспоримых сделок

Специальный срок давности устанавливается только согласно нормам закона для реализации в особых ситуациях. Специальный срок применяется, если речь идет об оспоримых сделках. Согласно нормам гражданского законодательства, специальные сроки могут быть длиннее или короче общих сроков.

Действующие нормы закона позволяют сокращать сроки давности, если это необходимо для защиты интересов участников сделки или третьих лиц.

Если по определенным делам не установлен специальный срок давности, согласно нормам закона, применяются общие правила.

Необходимость использования специального срока давности объясняется спецификой сути дела, особенностями отношений, которые регулируются определенной правовой нормой. В гражданских делах длительные сроки не применимы по причине специфики данных дел.

Правила применения исковой давности по прокурорским искам

Верховный Суд вынес определение по делу № А41-86210/2015, согласно которому в случае, если иск подал прокурор, срок исковой давности отсчитывается с момента, когда о нарушении своих прав узнало лицо, права которого были нарушены.

В 2011 г. Общество приобрело в собственность земельный участок в Московской области, заключив договор купли-продажи с Комитетом имущественных и земельных отношений администрации городского округа. По соглашению с Комитетом, общество разделило приобретенную землю на несколько участков, один из который был выкуплен Комитетом за счет субсидий из бюджета.

Читать еще:  Отзыв на встречное исковое заявление

Четыре года спустя Счетная палата провела проверку законности использования бюджетных средств и обнаружила нарушения законодательства. В связи с этим заместитель прокурора Московской области обратился в суд с иском к Комитету и Обществу. Он просил признать сделку купли-продажи земли ничтожной и обязать Общество передать Комитету спорные земельные участки, а Комитет ‒ принять их и возвратить Обществу сумму, полученную от сделки.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, отклонив при этом заявление Общества о применении срока исковой давности. Суд сослался на то, что иск прокурора о признании сделки недействительной был подан в связи с обращением в прокуратуру Счетной палаты, которой стало известно о сделке в результате проверки в 2015 г. Поэтому суд отсчитывал срок исковой давности с даты поступления в прокуратуру обращения в июле 2015 г.

Апелляционный суд признал неосновательным вывод суда первой инстанции о соблюдении прокурором срока исковой давности и отказал в удовлетворении требований. Суд округа в свою очередь отменил постановление апелляционной инстанции и удовлетворил прокурорские требования.

Общество обратилось в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой вновь указало на несоблюдение сроков исковой давности. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с этими доводами, указав что апелляционная инстанция ранее пришла к правильному выводу.

Верховный Суд разъяснил, что спорная сделка совершена в августе 2011 г. органом местного самоуправления, и стороны сделки сразу же приступили к ее исполнению. Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ, течение срока исковой давности в данном случае составляет три года. Спорная сделка была совершена в августе 2011 г., и ее стороны незамедлительно приступили к ее исполнению.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 марта 2012 г. № 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе», при рассмотрении исков прокурора о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки необходимо исходить из того, что начало течения срока исковой давности определяется по правилам гражданского законодательства таким же образом, как если бы за судебной защитой обращалось само лицо, право которого нарушено. Поскольку исковое заявление было подано прокурором в арбитражный суд только в сентябре 2015 г., то, соответственно, установленный срок исковой давности по заявленному требованию истек.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский считает, что разъяснения Верховного Суда важны для практики, так как суды часто неправильно применяют нормы об исковой давности при рассмотрении подобных исков, поданных прокурором. «Суд указывает на то, что по общим правилам гражданского законодательства, по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки или о признании такой сделки недействительной срок исковой давности составляет три года. Если требование подает сторона сделки, то срок начинается с момента ее исполнения, если другое лицо – со дня, когда оно узнало или должно было узнать о начале ее исполнения», – отметил эксперт.

Владимир Старинский добавил, что Пленум ВАС РФ ранее разъяснял: при предъявлении подобных требований прокурором применяются те же правила, как если бы иск подавало само лицо, право которого нарушено. «То есть он начался с момента исполнения сделки, а не с того момента, как сведения поступили в прокуратуру. Поэтому в данном случае срок исковой давности истек».

В то же время адвокат КА «Адвокат» Ольга Савостьянова напомнила, что в п. 1 ст. 181 ГК РФ установлено два критерия исчисления трехгодичного срока исковой давности по ничтожным сделкам. Во-первых, для стороны сделки данный срок начинает течь с момента ее исполнения. Во-вторых, для лица, не являющегося стороной сделки, данный срок начинает течь со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. «Таким образом, в случае обращения в суд прокурора с иском о признании сделки недействительной при определении момента отсчета срока исковой давности необходимо исходить из того, в чьих интересах действует прокурор – в интересах стороны сделки или в интересах третьего лица, не являющегося стороной сделки», – убеждена адвокат.

Ольга Савостьянова полагает, что правильной была как раз позиция судов первой и кассационной инстанций, так как Контрольно-счетная палата не являлась стороной сделки, поэтому и срок исковой давности следовало отсчитывать не с момента исполнения сделки, а с момента обращения палаты в прокуратуру. Эксперт добавила, что при этом необходимо исходить еще и из того, когда именно Контрольно-счетной палате стало известно о сделке.

Адвокат Октябрьского специализированного филиала г. Уфы Башкирской республиканской коллегии адвокатов Рамиль Гизатуллин также отметил, что данное дело одно из немногих, когда Верховный Суд встал на сторону хозяйствующего субъекта и отказал в удовлетворении требований уполномоченных государственных органов. «Значимость документа в том, что судебная инстанция подобного уровня разобралась в споре и сказала “нет” устоявшейся практике безакцептного удовлетворения требований от имени государства», – сообщил адвокат и добавил, что, несмотря на отсутствие прецедентного права, на этот судебный акт можно и нужно будет ссылаться.

«Казалось бы, нет ничего проще применения срока исковой давности, но у судов постоянно с этим возникают проблемы, особенно по спорам с участием государства. Складывается впечатление, что суды следуют такой логике: публичные интересы стоят на первом месте, и толкование закона надо адаптировать под них», – прокомментировал директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов.

Эксперт считает, что ключевым аспектом по таким делам является момент, когда уполномоченные органы должны были узнать о нарушении прав. Он сослался на практику ЕСПЧ: «Европейский Суд по делу “Гладышева против России” сформулировал правовую позицию о том, что именно государство обладает исключительной компетенцией по определению условий и процедур, в порядке которых оно отчуждает свои активы лицам, которые, как оно считает, имеют на это право, а также обладает исключительной компетенцией по осуществлению надзора за соблюдением этих условий».

Алексей Силиванов пояснил, что государство «видело» и «знало» о совершении оспариваемой сделки. Поэтому и в этом споре суд признал, что ее исполнение началось сразу после ее заключения, начало течения срока исковой давности следует считать с этого момента, и обращение прокурора с иском через четыре года произошло за пределами срока исковой давности.

Судебная практика ВАС РФ ст. 181 ГК: сроки исковой давности по недействительным сделкам

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

1. Общие позиции о сроках исковой давности по недействительным сделкам (ст. 181 ГК РФ)

1.1. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым ст. 181 ГК РФ
1.1.1. Правила о перерыве течения срока исковой давности при предъявлении иска распространяются в отношении срока исковой давности по недействительным сделкам (позиция КС РФ)
1.1.2. Положения о сроке исковой давности по недействительным сделкам применяются к требованию о признании брачного договора недействительным (позиция ВС РФ)

2. Позиции о сроке исковой давности по ничтожным сделкам (п. 1 ст. 181 ГК РФ)

2.1. К каким ситуациям применяется п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.1.1. Срок исковой давности по требованию внешнего (конкурсного) управляющего о признании недействительной ничтожной сделки по общим основаниям равен трем годам (позиция ВАС РФ)
2.1.2. Срок исковой давности по требованию арбитражного управляющего (кредитора) о признании недействительной сделки, нарушающей права (интересы) кредиторов, равен трем годам (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
2.1.3. Для целей исчисления срока исковой давности днем начала исполнения ничтожной сделки считается день, когда одна сторона приступила к фактическому исполнению сделки, а другая — к принятию исполнения (позиция ВС РФ)
2.2. К каким ситуациям не применяется п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.2.1. Срок исковой давности по требованию о признании ничтожной сделки недействительной не течет, если такая сделка не исполнялась (позиция ВС РФ)
2.3. Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.3.1. Начало течения срока исковой давности по ничтожной сделке аренды может исчисляться с момента совершения сделки, если имущество было передано до заключения договора (позиция ВАС РФ)
2.3.2. Срок исковой давности по требованиям о признании части сделки недействительной (ничтожной) исчисляется с момента начала исполнения этой части сделки (позиция ВС РФ)
2.3.3. По требованию о признании недействительным ничтожного условия кредитного договора срок исковой давности исчисляется с начала исполнения такого условия (позиция ВС РФ)
2.3.4. Течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, а соответственно и по требованию о признании ее недействительной начинается исключительно с момента исполнения такой сделки (позиция ВС РФ)
2.4. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.4.1. Общие положения о начале течения срока исковой давности не применяются к требованиям о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности (позиция ВАС РФ)

3. Позиции о сроке исковой давности по оспоримым сделкам (п. 2 ст. 181 ГК РФ)

3.1. К каким ситуациям применяется п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.1.1. Срок исковой давности по требованиям о признании недействительными крупных сделок (сделок с заинтересованностью) и применении последствий их недействительности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.2. По требованию об оспаривании сделок унитарного предприятия, совершенных с нарушением порядка распоряжения его имуществом, срок исковой давности равен одному году (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
3.1.3. По требованию о признании торгов недействительными срок исковой давности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.4. По требованию о признании недействительной сделки, совершенной без необходимого предварительного согласия антимонопольного органа, срок исковой давности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.5. По требованию об оспаривании подозрительных сделок (сделок с предпочтением) должника по специальным основаниям срок исковой давности равен одному году (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
3.1.6. По требованию об оспаривании сделки как совершенной с нарушением условий осуществления полномочий срок исковой давности равен одному году (не применяется) (позиция ВАС РФ)
3.2. Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.2.1. Суд вправе выбрать момент начала течения срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной (применении последствий ее недействительности), исходя из фактических обстоятельств дела (позиция КС РФ)
3.2.2. Исковая давность по иску о недействительности сделки вследствие злонамеренного соглашения представителей сторон исчисляется с момента, когда истец узнал о таком соглашении (позиция ВАС РФ)
3.2.3. Срок исковой давности в отношении крупных сделок исчисляется с момента, когда истец узнал об обстоятельствах, являющихся основанием для оспаривания такой сделки как крупной (позиция ВАС РФ)
3.2.4. Срок исковой давности в отношении сделок с заинтересованностью исчисляется с момента, когда истец узнал о совершении сделки и о том, что она совершена заинтересованными лицами (позиция КС РФ, ВС РФ, ВАС РФ)
3.2.5. Срок исковой давности при оспаривании сделки с заинтересованностью может исчисляться с даты утверждения годового отчета, если на общем собрании обсуждался вопрос о заключении этой сделки (позиция ВАС РФ)
3.2.6. Срок исковой давности при оспаривании брачного договора по причине создания крайне неблагоприятного положения для истца может исчисляться с момента раздела имущества (позиция ВС РФ)
3.3. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.3.1. Общие положения о начале течения срока исковой давности не применяются к требованиям о признании оспоримой сделки недействительной (не применяется) (позиция ВС РФ, ВАС РФ)

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector