Zavialovo.ru

Юридическая консультация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Срок исковой давности по пенсионным спорам

Срок исковой давности по пенсионным спорам

ОШИБКИ собеса можно исправить даже через сто лет, был бы жив адресат, пострадавший в результате погрешности. Если кому-то из граждан России когда-то недосчитали пенсию, то он может смело требовать доплаты, даже если дело было при царе Горохе или генсеке Брежневе.
Верховный суд РФ сделал важное разъяснение: трудовая пенсия, не полученная пенсионером своевременно по вине чиновников, выплачивается без ограничения каким-либо сроком. По сути ошибки в пенсионных расчетах не имеют срока давности и подлежат исправлению в любое время при жизни человека. Исправлялись бы и позже, но, к сожалению, после смерти возвращать пенсионные долги уже поздно.
Повод для размышлений на эту тему у судей появился, когда к ним обратилась гражданка Кузнецова (фамилия изменена). Она потребовала взыскать с Пенсионного фонда пенсию по старости, которую ей недоплачивали с 1975 по 1980 год и с 1982 по 1989 год. В расчетах тогда затесалась ошибка, потому что какой-то чиновник записал неверные данные о зарплате и должности женщины. В июле 1989 года ошибку заметили и с тех пор пенсию увеличили.
По-хорошему следовало бы сделать перерасчет и вернуть женщине то, что недоплатили за прошедшие годы. Однако принцип «кому я должен, всем прощаю» в бюрократическом мире никто не отменял. Поэтому то ли ей простили, то ли о ней забыли, но гражданка Кузнецова так и не увидела в прошлом веке свои пенсионные «недоимки».
В начале нынешнего века она обратилась в суд. Но люди в мантиях, вместо того чтобы отправить исполнительный лист кому надо, поначалу задались вопросом: а не поздно ли пришла к ним женщина? Поначалу районные судьи решили, что поздно. Слишком поздно. И отказали в иске, сославшись на истекший срок давности.
Однако вышестоящая инстанция отменила это решение и, как пояснили в Верховном суде, правильно сделала. По закону суммы пенсии, не полученные своевременно по вине органов, назначающих или выплачивающих пенсию, выплачиваются гражданину за прошлое время без ограничения каким-либо сроком.

Срок исковой давности по пенсионным спорам

Вопрос-ответ

Вопрос: Работник уволился по собственному желанию шесть месяцев назад. Сейчас он собирается обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, так как не согласен с заработной платой. Он хочет мотивировать восстановление срока тем, что недавно узнал о составных частях заработной платы (за расчетным листком он обратился через 6 месяцев). У нас на предприятии под роспись расчетные листки не выдают, они просто лежат в бухгалтерии и выдаются по требованию работника. Как доказать в суде, что пропущен срок исковой давности?

Ответ: Спор о правомерности исчисления заработной платы относится к индивидуальному трудовому спору. Статьей 392 ТК РФ для обращения работника в суд по данному спору установлен трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Таким образом, в рассматриваемом случае первоочередное значение имеет определение дня, с которого начал течь срок исковой давности. Иными словами, необходимо определить день, когда работник узнал или должен был узнать о спорном исчислении его заработной платы. По нашему мнению, при определении начала течения срока исковой давности в данном случае в первую очередь следует руководствоваться ст. 136 ТК РФ, которая обязывает работодателей в письменной форме извещать каждого работника:
— о составных частях его заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период;
— о размерах и основаниях произведенных удержаний;
— об общей сумме, подлежащей выплате.

Уведомление производится путем выдачи работнику расчетного листка.

Невыполнение работодателем требований о вручении работнику расчетного листка позволяет сделать вывод, что работник мог узнать о нарушении своих прав в сфере оплаты труда только после ознакомления с составными частями заработной платы в установленной форме, то есть после вручения расчетного листка.

Конечно, в суде можно привести довод о том, что работник имел возможность в день выплаты заработной платы обратиться за выдачей расчетного листка и, таким образом, узнать о нарушении своих прав. Однако вряд ли судом этот довод будет принят: исходя из смысла ст. 136 ТК РФ выдача расчетных листов — это обязанность в первую очередь работодателя.

Таким образом, только в том случае, когда одновременно с выплатой заработной платы работнику выдавался расчетный листок, можно считать, что в день выплаты заработной платы работник узнал или мог узнать о нарушении своих прав. Но если расчетный листок работодателем не был выдан, то тогда отсчитывать срок исковой давности со дня выплаты заработной платы, по нашему мнению, нельзя, ведь работник в нарушение ст. 136 ТК РФ не был ознакомлен с расчетом размера своей заработной платы.

Отсутствие у работодателя подобных документов, а также сведений об их вручении работнику лишает работодателя возможности доказать пропуск работником срока для обращения за судебной защитой своих трудовых прав.

Вопрос: Каким образом можно определить производительность труда при сокращении численности или штата работников? Какими доказательствами подтверждается производительность труда? Каким образом определять производительность труда при работе в составе бригады?

Ответ: При сокращении численности или штата работников работодатель, решая, кого из работников оставить на рабочем месте, прежде всего должен оценить профессиональные качества работников (их квалифицированность и производительность труда) (ст. 179 ТК РФ).

Производительность и квалифицированность работника — понятия достаточно оценочные. Определения данным понятиям не даются ни в ТК РФ, ни в разъяснениях Пленума ВС РФ.
Под квалифицированностью можно понимать профессиональную состоятельность работников, их подготовленность к качественному выполнению конкретных видов работ, определяемые наличием знаний, умений, профессиональных навыков, опыта. В эту категорию входят образование работника, присвоенная ему квалификация по итогам обучения, аттестации, стаж работы по специальности, наличие дипломов об окончании курсов по подготовке по соответствующей специальности и др.

Под производительностью труда, понимается количественная сторона выполнения работы. Другими словами, работодатель определяет, сколько работник успевает «наработать» за определенную единицу времени. Вместе с тем, оценивая производительность труда сотрудника, необходимо учитывать и качественные показатели его работы.

Производительность труда работника может быть подтверждена разными доказательствами. Как правило, это документация работодателя, закрепляющая результаты работы сотрудника: отчеты о проделанной работе, акты приемки-сдачи работы, служебные записки и любые иные документы, по которым можно просчитать показатели работы сотрудника (документация, связанная с определением производительности труда сотрудника, имеется во многих компаниях, так как на ее основе осуществляется премирование работников).

Если таких документов нет, а квалифицированность кандидатов на увольнение примерно на одном уровне и работодатель хочет определить их производительность, то он может (и даже обязан) выявить количественные показатели их работы. К примеру, он может назначить начальников отдела ответственными за мониторинг производительности труда конкретных сотрудников. Те в свою очередь могут закрепить полученные ими данные в отчетах, служебных записках, приложить соответствующие документы, свидетельствующие о результатах работы сотрудника (например, таблицы, где приводятся данные о количестве заключенных договоров, произведенных за определенный промежуток времени товаров, совершенных рейсов).

Как определить производительность труда при работе в составе бригады, если документальным способом определить ее затруднительно?

Думается, выходом из сложившейся ситуации может быть учет мнения главы бригады, начальника цеха, то есть лиц, которые могут оценить, кто из работников бригады работает быстрее, слаженнее и т.д.

Вопрос: Я работал в районе Крайнему Северу. Организация в 1990-е годы ликвидировалась, дела в архив переданы не были. Запись в трудовой книжке имеется. Однако Пенсионный фонд не включает этот период в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии. Прав ли Пенсионный фонд и как мне подтвердить стаж работы?

Ответ: На настоящий момент порядок подсчета периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии (специального стажа), регулируется соответствующими Правилами, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 N 516. Этим Постановлением, в частности, определено, что порядок подтверждения специального стажа, дающего право на досрочное назначение пенсии, должен быть утвержден Минтрудом России (в настоящий момент — Минздравсоцразвития России). Однако до сих пор такого порядка нет.

Отсюда на практике и возникают многочисленные споры с пенсионными органами по поводу включения в специальный трудовой стаж тех или иных периодов работы.

С учетом данного правового пробела некоторые специалисты предлагают по аналогии использовать положения Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24.07.2002 N 555, которые сводятся к следующему. Трудовой стаж, приобретенный после регистрации в качестве застрахованного лица, определяется на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета, до регистрации в качестве застрахованного лица — исходя из документов, выдаваемых в установленном порядке соответствующими государственными и муниципальными органами, организациями. Причем основным подтверждающим документом является трудовая книжка работника (п. 6 Правил).

Между тем стоит помнить, что так называемый льготный стаж имеет свои особенности и подтверждать его надо с учетом положений Правил подсчета периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии. Поэтому в некоторых случаях действительно одной записью в трудовой книжке подтвердить стаж работы может быть затруднительно (например, в льготный стаж засчитываются только те периоды работы, когда гражданин трудился в необходимых условиях постоянно, на условиях полного рабочего времени).

Из текста вопроса не совсем ясно, на каком именно основании пенсионный орган отказывается включить спорный период работы в «льготный» стаж. С учетом этого факта, а также того, что порядок подтверждения специального стажа до сих пор не принят, трудно заключить, являются ли действия Пенсионного фонда незаконными. Возможно, у специалистов пенсионного органа есть претензии к самой трудовой книжке (есть неточности в записях, печати и т.д.) либо они сомневаются в том, что гражданин трудился в условиях постоянной занятости, поэтому и требуют представления дополнительных подтверждающих документов. Кстати, право требовать дополнительные документы в случае возникновения сомнений в представленных документах или при их недостаточности кажется логичным с учетом того обстоятельства, что закрытого перечня по таким подтверждающим документам нет. Из текста вопроса очевидно, что организация ликвидировалась и собрать какие-либо еще документы для автора вопроса проблематично. Подтвердить специальный стаж свидетельскими показаниями также нельзя (только если использовать свидетельские показания как доказательства в суде).

Оптимальным вариантом может стать обращение автора вопроса в суд с заявлением об установлении факта работы в конкретной организации, стаж работы в которой не включается Пенсионным фондом в льготный трудовой стаж для начисления пенсии. Заявитель вправе ходатайствовать перед судом о помощи в истребовании необходимых подтверждающих документов, которые заявитель не может получить самостоятельно, также может привлечь к участию в деле свидетелей.

Читать еще:  Исправление недостатков искового заявления

Помощник прокурора г.Муравленко
Гаврилов П.С.

В каких случаях излишне выплаченное пособие подлежит возврату как неосновательное обогащение?

7 октября Верховный Суд вынес Определение по спору между УПФР в городском округе Саранск Республики Мордовия и гражданином о взыскании с последнего денежных выплат, полученных на имя его дочери, переехавшей из зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом несколько лет назад.

Обстоятельства дела

В июле 2005 г. Владимир Герман обратился в УПФР в интересах своей несовершеннолетней дочери с заявлением об установлении ей ежемесячной денежной выплаты как лицу, постоянно проживающему на территории зоны проживания с льготным социально-экономическим статусом. Такое право у девочки возникло в силу п. 10 ч. 1 ст. 27 Закона о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации, поскольку городской округ, где она проживала, относится к зоне, подвергшейся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС. К заявлению гражданина прилагалась справка, выданная Николаевской сельской администрацией городского округа Саранск, о том, что его дочь проживает в данном округе с 30 июня 2005 г.

При подаче заявления Владимир Герман подписал обязательство о своевременном извещении пенсионного органа об обстоятельствах, влияющих на изменение размера ежемесячного пособия, а также об иных обстоятельствах, влекущих прекращение данных выплат. УПФР назначило дочери заявителя ежемесячное пособие по категории «Дети, проживающие в зоне с льготным социально-экономическим статусом» на срок с июля 2005 г. по июнь 2023 г.

В марте 2018 г. в ходе проверки УПФР факта проживания гражданина и его дочери в указанной зоне выяснилось, что в июне 2009 г. получательница пособия встала на учет по другому адресу. В протоколе был зафиксирован факт выявления излишней выплаты Владимиру Герману за период с 1 июля 2009 г. по 31 марта 2018 г. С апреля 2018 г. выплаты были приостановлены, а гражданину предложено погасить задолженность перед пенсионным фондом на сумму 64 тыс. руб., но он отказался.

Суды двух инстанций защитили интересы пенсионного фонда

Впоследствии УПФР обратилось в суд с иском к Владимиру Герману о взыскании излишне выплаченных ему денежных средств. Ответчик исковые требования не признал и заявил о пропуске истцом без уважительных причин срока исковой давности по денежным требованиям за период до 30 мая 2015 г.

Суд первой инстанции удовлетворил требования пенсионного фонда. Решение устояло в апелляции, и с ответчика таким образом были взысканы не только задолженность, но и расходы по уплате госпошлины, а также проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму свыше 23 тыс. руб.

Как отметили суды обеих инстанций, ответчик не уведомил истца об обстоятельствах прекращения выплаты пособия, поэтому к спорным отношениям нельзя применить положения подп. 3 ст. 1109 ГК РФ, определяющие виды выплат, не подлежащих возврату в качестве неосновательного обогащения. Кроме того, суды отклонили довод ответчика о пропуске УПФР срока исковой давности, указав на отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что госорган знал или мог узнать о смене места жительства дочери ответчика ранее марта 2018 г.

ВС напомнил о презумпции добросовестности получателя пособия

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Герман оспорил судебные акты как незаконные.

Изучив обстоятельства дела № 15-КГ19-3, ВС напомнил, что нормы гражданского законодательства о недопустимости возврата определенных денежных сумм в качестве неосновательного обогащения могут применяться, в частности, и к правоотношениям по получению отдельными категориями лиц выплат, предусмотренных Законом о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации.

Как пояснил ВС, суд первой инстанции не учел, что излишне выплаченные ответчику денежные суммы должны быть возвращены получателем в случае установления недобросовестности с его стороны или счетной ошибки (п. 1 ст. 1102, подп. 3 ст. 1109 ГК). Соответственно, он должен был установить, имелась ли со стороны гражданина недобросовестность в получении ежемесячного пособия. В силу презумпции добросовестности получателя по требованиям о взыскании ежемесячной денежной выплаты суду следовало возложить бремя доказывания недобросовестности последнего на пенсионный фонд, требующий их возврата.

Верховный Суд также отметил, что нижестоящий суд не обосновал свой вывод о том, что новое место жительства дочери ответчика не относится к зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом. Он также не поддержал вывод первой инстанции о том, что истец не пропустил трехлетний срок исковой давности. «Суду следовало установить начальный момент течения данного срока, т.е. день, когда пенсионный орган узнал или должен был узнать, исходя из его полномочий по контролю за расходованием его средств, о возможной утрате гражданином права на получение ежемесячной денежной выплаты, при этом начало течения срока исковой давности должно совпадать с моментом возникновения у пенсионного органа права на иск и возможности реализовать его в судебном порядке», – отмечается в определении.

Кроме того, ВС не согласился с привлечением гражданина к ответственности по уплате процентов на сумму долга согласно ст. 395 ГК. Со ссылкой на правовые позиции Конституционного Суда РФ (Определение от 19 апреля 2001 г. № 99-О) он пояснил, что применение данной нормы в конкретных спорах зависит от ряда факторов – например, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство – денежным. Если нет, следует выявить наличие указаний законодателя о возможности их применения к спорным отношениям.

ВС резюмировал, что поскольку спорные отношение регулируются специальным законом (о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации), они не носят гражданско-правовой характер и, следовательно, не относятся к денежным обязательствам по смыслу, придаваемому этим обязательствам нормами ст. 395 ГК. В итоге Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты прокомментировали выводы ВС

Комментируя определение, адвокат, старший партнер, руководитель налоговой практики АК «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль отметил, что оно разрешает несколько сложных вопросов, связанных с выплатой средств из бюджетной системы и их возвратом. «Спорные отношения возникли при применении норм, относящихся к праву соцобеспечения. В то же время при разрешении спора суды применили нормы гражданского законодательства (о неосновательном обогащении, сроке исковой давности, процентах за пользование чужими денежными средствами)», – отметил он.

Эксперт добавил, что ВС, как и нижестоящие суды, признал правомерность применения к спорным отношениям норм о неосновательном обогащении и сроке исковой давности. «Расширение сферы применения норм о неосновательном обогащении является в настоящее время тенденцией. Однако ВС по-иному распределил бремя доказывания обстоятельств, указанных в этих нормах. Суды должны исходить из добросовестности получателя пособия и возлагать обязанность опровержения этого обстоятельства на госорганы», – пояснил адвокат.

По мнению Алексея Пауля, интересны ориентиры исчисления срока исковой давности по таким спорам. Так, ВС предложил тщательнее подходить к определению момента начала течения данного срока, учитывая при этом полномочия (обязанности) госорганов по своевременному контролю за расходованием бюджетных средств. «Применительно к взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами Суд учел природу отношений по выплате пособий, обратил внимание на невозможность их отнесения к гражданско-правовым, в связи с чем сделал вывод об отсутствии оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК», – добавил он.

Выводы ВС, считает адвокат, способны оказать существенное влияние на практику возврата социальных платежей, а также на иные споры со схожими обстоятельствами. «Судам следует не ограничиваться формальным применением норм права, глубже исследовать обстоятельства дела, учитывать полномочия и возможности госорганов в соответствующих отношениях», – подытожил он.

Адвокат, партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев положительно оценил определение ВС: «Оно в очередной раз демонстрирует как неглубокий подход отдельных нижестоящих судов общей юрисдикции к защите социальных прав, так и неучет отдельными представителями госорганов и госучреждений конкретных жизненных обстоятельств граждан».

Эксперт выделил два аспекта в правовой позиции ВС. «Первый – это реальный пропуск срока исковой давности пенсионным органом. Неистребование в течение 10 лет информации о смене места жительства лица, имеющего право на льготу, демонстрирует безразличие госоргана к возникающим правовым последствиям. Верен и вывод Суда о том, что к пенсионным правоотношениям ст. 395 ГК применяется только в случаях, прямо предусмотренным законом, и в данном случае к вопросам возврата спорных сумм он применяться не должен», – считает он.

Вячеслав Голенев обратил особое внимание на то, что судебные акты содержали описание большинства обстоятельств дела, а пенсионный орган недобросовестность ответчика не доказывал. «Поэтому существовали все основания для вынесения нового судебного акта об отказе в иске УПФР», – резюмировал эксперт.

Пенсии в Украине: Верховный Суд принял важное решение

Верховный Суд рассмотрел дело по иску внутренне перемещенного лица к объединенному управлению Пенсионного фонда Украины города Харькова о признании противоправным прекращение выплаты истцу пенсии с 1 марта 2016 года и об обязательстве восстановить выплату пенсии со дня прекращения, передает пресс-центр ВС.

ВС пришел к выводу, что в случае нарушения законодательства о пенсионном обеспечении органом, который назначает и выплачивает пенсию, административный иск с требованиями, связанными с выплатами сумм пенсии за прошедшее время, в том числе сумм ее составляющих, может быть подан без ограничения шестимесячным сроком.

Так, сообщается, что суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили указанный иск частично — обязали управления ПФУ восстановить выплату пенсии с 8 марта 2017 года. Требования, касающиеся периода с 1 марта 2016-го по 7 марта 2017 года, оставили без рассмотрения, мотивируя тем, что истица пропустила полугодовой срок обращения в суд — документы поступили только 8 сентября 2017-го.

Истица находится на учете в органах Пенсионного фонда Украины с 1998 года и получает пенсию по возрасту. Из-за вооруженного конфликта на территории Донецкой и Луганской областей в 2015 году переехала в Харьков и взята на учет как внутренне перемещенное лицо.

С 1 марта 2016-го ей прекратили начислять и выплачивать пенсию в соответствии со списками Управления труда и социальной защиты населения районной администрации Харьковского городского совета до выяснения фактического проживания.

Читать еще:  Заявление об отказе от исковых требований

Истица пояснила, что из-за преклонного возраста и неудовлетворительного состояние здоровья временно переехала в Шахтерск Донецкой области для получения необходимой медицинской помощи, где и находится. Объективной возможности пройти проверку постоянного места жительства в Харькове не было.

Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного административного суда учел, что пенсия по своей правовой природе является единственным источником существования пенсионера, доходом и собственностью (материальным интересом, защищенным ст. 1 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Начисленные суммы пенсии, на выплату которой пенсионер имел право, но не получил своевременно по вине органа, назначающего и выплачивающего пенсию, выплачиваются за прошлое время без ограничения шестимесячным сроком (в пределах общего срока исковой давности) с начислением компенсации потери части доходов (ст. 46 Закона Украины «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании»).

С Постановление Верховного Суда можно ознакомиться по ссылке.

Ранее «Судебно-юридическая газета» сообщала о постановлении суда в котором указано, что группа инвалидности не может быть основанием для невыплат алиментов на содержание ребенка.

КС РФ: возврат переплаты пенсионных взносов возможен

Если излишне уплаченные пенсионные взносы уже учтены на индивидуальных лицевых счетах застрахованных лиц, вернуть их плательщику нельзя. Так установил Налоговый кодекс в пункте 6.1 статьи 78. Раньше это положение было в Законе № 212-ФЗ. Однако Конституционный суд считает, что это положение нарушает права страхователя.

Зачет и возврат переплаты по страховым взносам

Сначала вспомним правила, которые нужно применять при возврате или зачете страховых взносов.

Если страховые взносы переплачены или налоговая инспекция излишне взыскала страховые взносы, их можно вернуть или зачесть в счет предстоящих платежей.

Порядок зачета и возврата излишне уплаченных сумм страховых взносов зависит от вида взносов и периода, за который образовалась переплата. С 1 января 2017 года администрирование страховых взносов осуществляет налоговая инспекция по правилам статей 78 и 79 Налогового кодекса. Отметим основные:

сумма излишне уплаченных страховых взносов подлежит зачету по соответствующему виду взносов. То есть переплату медицинских взносов зачесть в счет недоимки по пенсионным взносам не разрешено;

возвращать переплату будут только после погашения имеющейся задолженности по соответствующим пеням и штрафам;

если излишне уплаченные пенсионные взносы отражены в персонифицированной отчетности и разнесены лицевым счетам физических лиц, налоговики переплату не вернут.

Формы документов для зачета или возврата излишне уплаченных (взысканных) страховых взносов в ПФР до 1 января 2017 года утверждены постановлением Правления ПФ РФ от 22.12.2015 года № 511п.

При оформлении возврата нужно учитывать, что эта процедура предполагает срок исковой давности. Составляет он 3 года с даты уплаты взносов. Вернуть деньги можно только в течение этого периода.

Об индивидуальном лицевом счете в ПФР

Работодатели перечисляют в Пенсионный Фонд России страховые взносы — 22% от заработной платы.

Индивидуальный лицевой счет (ИЛС) – это информация о накопленных баллах, стаже, заработке и страховых взносах, которые застрахованное лицо накопило на «сегодняшний» момент.

Работодатель подает сведения в ПФР, а ПФР учитывает сведения на счетах.

Судебный спор

Компания оспаривает положения пункта 6.1 ст. 78 НК РФ. Спор дошел до Конституционного суда.

Так, в 2014 году фирма переплатила взносы на обязательное пенсионное страхование и потребовала возврата переплаты. ПФР отказал, поскольку сведения о переплаченных взносах были учтены на индивидуальных счетах работников.

Суды приняли сторону ПФР, установив, что возврат переплаченных средств невозможен, поскольку сведения об уплаченных взносах уже учтены на индивидуальных лицевых счетах застрахованных лиц — сотрудников компании. Они ссылаются на запрет возврата страховых выплат, который до 1 января 2017 года был предусмотрен в Федеральном законе от 24.07.2009 г. № 212-ФЗ.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела кассационную жалобу на решения судов, которые отказали удовлетворить жалобу компании и обязать отделение Пенсионного фонда РФ вернуть ей излишне уплаченные страховые взносы на обязательное пенсионное страхование.

Нарушение прав?

Компания считает, что такая невозможность распоряжения излишне уплаченными страховыми взносами вызывает вопрос относительно соблюдения в отношении плательщиков гарантированного Конституцией РФ права собственности на их имущество.

А принудительное изъятие имущества в виде сумм фискальных платежей, осуществленное в ненадлежащей процедуре, нарушает конституционные гарантии защиты права собственности, закрепленные в ст. 8 и 35 Конституции РФ. Поэтому заявитель просит проверить оспоренные нормы на соответствие Конституции РФ.

Получается, такое лишение плательщиков возможности распоряжения излишне уплаченными страховыми взносами за периоды до 01.01.2017 должно быть скорректировано.

Что «говорит» Конституционный Суд

В Постановлении от 31.10.2019 № 32-П Конституционный Суд РФ признал, что организации и ИП вправе требовать возврата переплаченных страховых взносов даже в том случае, если переплата была учтена на индивидуальных лицевых счетах работников. При этом период возникновения переплаты роли не играет.

КС РФ признал оспариваемую норму противоречащей Конституции РФ и дал указания, чтобы законодатель внес необходимые изменения. До внесения таких изменений КС РФ запрещает отказывать в возврате работодателям страховых взносов.

Будем ждать поправки в Налоговый кодекс.

Мы пишем полезные статьи, чтобы помочь вам разобраться в сложных проблемах бухучета, переводим сложные документы «с чиновничьего на русский». Вы можете помочь нам в этом. Это легко.

*Нажимая кнопку отплатить вы совершаете добровольное пожертвование

Срок исковой давности по пенсионным спорам

Кемеровский областной суд (Кемеровская область)

Дата поступления дела в кассацию04.07.2013
Категория делаСпоры из нар. пенс. зак. — иски физ.лиц к Пенсионному фонду РФ
ДокладчикФролова Татьяна Владимировна
Дата рассмотрения дела в кассации30.07.2013
Решение кассационной инстанцииРЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Суд 1-ой инстанцииОсинниковский городской суд

ДВИЖЕНИЕ ДЕЛА

СВЕДЕНИЯ О СЛУШАНИИ ДЕЛА
Дата слушанияВремя слушанияНаименование событияРезультат события
30.07.201310:00Судебное заседаниеВынесено решение
31.07.201314:50Дело сдано в канцелярию
09.08.201311:00Передано в экспедицию
ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ
Вид лица, участвующего в делеЛицо, участвующее в деле (ФИО, наименование)
ИСТЕЦРожкова С.В.
ОТВЕТЧИКУПФ РФ г. Осинники

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

судей: ФИО10 ФИО9

при секретаре: ФИО5 ,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи ФИО8 ,

гражданское дело по апелляционной жалобе ФИО1

на решение Осинниковского городского суда Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ

по иску ФИО1 к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Осинники Кемеровской области о признании незаконным решения об отказе в досрочном назначении трудовой пенсии по старости,

ФИО1 обратилась в суд с исковым заявлением, в котором просит признать незаконным решение № от ДД.ММ.ГГГГ Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Осинники Кемеровской области (далее УПФ РФ (ГУ) в г. Осинники) об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости; обязать ответчика установить ей трудовую пенсию с момента обращения; взыскать с ответчика судебные расходы.

Требования мотивированы тем, что она не согласна с указанным решением пенсионного органа, так как считает, что у нее возникло право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с тем, что она работала в качестве машиниста крана (крановщика) в угольной промышленности — на шахте « ». Для назначения данной пенсии у нее имеются все основания: возраст — 50 лет, льготный стаж — более 7,6 лет и общий страховой стаж — 15 лет,

В ходе досудебной подготовки от начальника УПФ РФ (ГУ) в ФИО6 поступило заявление о применении последствий пропуска срока исковой давности без уважительных причин. В данном заявлении представитель ответчика считает, что иск ФИО1 предъявлен с пропуском трехлетнего срока исковой давности, поэтому просит в иске отказать в связи с пропуском срока исковой давности.

В судебном заседании истица ФИО1 исковые требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика УПФ РФ (ГУ) в г.Осинники ФИО7 поддержала заявление о применении срока исковой давности, просила в иске отказать.

Решением Осинниковского городского суда Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ постановлено:

«В удовлетворении исковых требований, предъявленных к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (Государственное учреждение) в городе Осинники Кемеровской области о признании незаконным решения от ДД.ММ.ГГГГ № об отказе в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, назначении пенсии с даты обращения и взыскании судебных расходов, ФИО1 отказать в связи с пропуском срока исковой давности для обращения в суд с данным иском».

В апелляционной жалобе ФИО1 просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, принять новое решение, исковые требования удовлетворить.

Указывает, что она в установленном законом порядке неоднократно обращалась в орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, за назначением пенсии, однако ей было необоснованно отказано, в связи с чем, она была вынуждена обратиться в суд за защитой нарушенного права.

В соответствии с п.1 ст.199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается судом независимо от истечения срока исковой давности.

На основании чего полагает, что срок исковой давности для обращения в суд с иском пропущен не был.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав истицу ФИО1 , поддержавшую доводы жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, изложенных в жалобе, в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Согласно ст.5 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в РФ», Пенсионный фонд РФ является государственным учреждением и, следовательно, не относится к тем субъектам, чьи решения, действия (бездействие) гражданин вправе оспорить в суде в порядке, установленном главой 25 ГПК РФ («Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»), дела по спорам между гражданами и Пенсионным фондом РФ, не могут рассматриваться в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, по правилам, предусмотренным гл. 25 ГПК РФ, а подлежат рассмотрению в порядке искового производства.

Согласно ст.195 ГК РФ, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности согласно ст.196 ГК РФ устанавливается в три года.

Часть 2 ст.199 ГК РФ предусматривает, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Читать еще:  Исковое заявление о взыскании задолженности по расписке

В соответствии со ст.200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

Судом первой инстанции установлено, что ДД.ММ.ГГГГ истица ФИО1 обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Осинники Кемеровской области с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии по старости (л.д. 20).

При рассмотрении данного заявления протоколом № от ДД.ММ.ГГГГ Комиссией УПФ РФ (ГУ) в г.Осинники по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан установлено, что у истицы на дату обращения отсутствует специальный страж работы, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии в соответствии с абз.2 пп. 1 п.1 ст.27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 года № 173-ФЗ, поэтому, по мнению комиссии, ФИО1 не имеет право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости (л.д.9-12).

Данный протокол вручен истице ДД.ММ.ГГГГ , о чем имеется ее подпись на л.д.12 и, что она в суде первой и апелляционной инстанции не оспаривала.

В связи с отсутствием специального стажа решением УПФ РФ (ГУ) в г. Осинники Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ № ФИО1 отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости по пп. 1 п.1 ст. 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 года № 173-ФЗ (л.д.13).

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что истица узнала об отказе в досрочном назначении трудовой пенсии по старости при получении протокола № от ДД.ММ.ГГГГ Комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан, то есть ДД.ММ.ГГГГ .

Таким образом, срок исковой давности для предъявления исковых требований о признании данного отказа незаконным истек ДД.ММ.ГГГГ

Согласно штампу на почтовом конверте (л.д.18) истица обратилась с указанным исковым заявлением ДД.ММ.ГГГГ , то есть с пропуском срока исковой давности. Доказательств уважительности причины пропуска данного срока истица не представила.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции обоснованно отказал ФИО1 в удовлетворении исковых требований и пришел к правильному выводу о том, что срок исковой давности для предъявления исковых требований пропущен.

Доводы жалобы о том, что требование о защите нарушенного права принимается судом независимо от истечения срока исковой давности, являются несостоятельными, поскольку основаны на неправильном толковании норм права.

При установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Выводы суда основаны на обстоятельствах, установленных судом, подтверждены доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, с которой судебная коллегия согласна.

Решение суда является законным и обоснованным и не подлежит отмене по доводам жалобы.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ судебная коллегия,

Решение Осинниковского городского суда Кемеровской области от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Срок давности возврата доплаты к пенсии

Срок исковой давности по требованию органа социальной защиты к гражданину о взыскании излишне выплаченной ему региональной социальной доплаты к пенсии следует исчислять с момента, когда такой орган в силу своей компетенции и полномочий узнал или должен был узнать о возможной утрате гражданином права на такую доплату к пенсии.

Судебная практика

Управление социальной защиты населения г. Москвы 11.01.2017 г. обратилось в суд с иском к О. о взыскании суммы неосновательного обогащения в виде излишне полученной социальной региональной доплаты к пенсии.

В обоснование заявленных исковых требований истец ссылался на то, что О. с 01.01.2010 г. являлся получателем региональной социальной доплаты к пенсии как неработающий пенсионер. В период получения региональной социальной доплаты О. взял на себя обязательство о сообщении органу социальной защиты населения соответствующих сведений, в частности, о поступлении на работу. Однако, устроившись на работу 01.03.2010 г., ответчик органу социальной защиты населения о своем трудоустройстве не сообщил.

Региональная социальная доплата выплачивалась О. до 01.09.2012 г. Сведения о факте работы О. поступили в орган социальной защиты населения 25.11.2015 г. из МФЦ.

Указывая на то, что за период с 01.04.2010 г. по 31.08.2012 г. в результате несообщения О. органу социальной защиты населения о своем трудоустройстве им неправомерно получена региональная социальная доплата, орган социальной защиты населения просил взыскать с О. эти денежные средства как неосновательное обогащение.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции О. путем подачи письменного ходатайства было заявлено о пропуске истцом без уважительных причин срока исковой давности со ссылкой на то, что о факте его работы истцу стало известно в августе 2012 г., выплата ему региональной социальной доплаты прекращена в сентябре 2012 г., а в суд с иском орган социальной защиты населения обратился лишь 11.01.2017 г.

Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением суда апелляционной инстанции, исковые требования Управления социальной защиты населения г. Москвы удовлетворены.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции не согласился с заявлением О. о пропуске истцом срока исковой давности для взыскания с него выплаченной региональной социальной доплаты за период с 01.04.2010 г. по 31.08.2012 г., указав на то, что отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что орган социальной защиты населения знал или мог узнать ранее 25.11.2015 г. о трудоустройстве О. и, как следствие, о необоснованном получении им региональной социальной доплаты.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судов первой и апелляционной инстанций, касающиеся разрешения заявления ответчика О. о пропуске органом социальной защиты населения срока исковой давности, основанными на неправильном толковании и применении норм материального права и сделанными с нарушением норм процессуального права (№ 5-КГ19-32).

Согласно положениям пункта 35 Порядка назначения и выплаты неработающим пенсионерам региональной социальной доплаты к пенсии, утвержденного постановлением Правительства Москвы от 17.11.2009 г. № 1268-ПП «О региональной социальной доплате к пенсии» (в редакции, действовавшей на момент получения О. региональной социальной доплаты к пенсии), устанавливающим какие действия должен совершить пенсионный орган при поступлении сведений о возможной утрате права пенсионера на получение региональной социальной доплаты, во взаимосвязи с нормами статей 196 и 200 ГК РФ о сроке исковой давности, для разрешения вопроса об исчислении срока исковой давности по иску органа социальной защиты населения к пенсионеру о взыскании излишне полученной пенсионером региональной социальной доплаты к пенсии суду необходимо установить начальный момент течения данного срока, то есть день, когда орган социальной защиты населения узнал или должен был узнать о возможной утрате пенсионером права на получение региональной социальной доплаты. При этом начало течения срока исковой давности должно совпадать с моментом возникновения у органа социальной защиты права на иск и возможности реализовать его в судебном порядке.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что изложенные нормативные положения, регулирующие спорные отношения, судебными инстанциями применены неправильно, вследствие этого обстоятельства, связанные с определением начального момента возникновения у органа социальной защиты населения права на иск к О. о взыскании суммы излишне выплаченной региональной социальной доплаты к пенсии, судами первой и апелляционной инстанций не установлены.

По данному делу юридически значимыми для установления начала течения срока исковой давности по иску органа социальной защиты населения к О. о взыскании суммы неосновательного обогащения в виде излишне полученной региональной социальной доплаты к пенсии являлись следующие обстоятельства: что послужило основанием для приостановления и последующего прекращения органом социальной защиты населения выплаты О. региональной социальной доплаты к пенсии в сентябре 2012 г.; было ли это основание связано с трудоустройством О. в общество с ограниченной ответственностью «ГП»; выяснялся ли данный вопрос органом социальной защиты в сентябре 2012 г. после приостановления выплаты региональной социальной доплаты к пенсии; был ли О. в сентябре 2012 г. уведомлен органом социальной защиты населения о приостановлении ему выплаты региональной социальной доплаты к пенсии и о необходимости представить трудовую книжку для выяснения вопроса о его трудоустройстве.

Определяя начало течения срока исковой давности по заявленным органом социальной защиты населения требованиям, суды первой и апелляционной инстанций в качестве точки отсчета давностного срока ошибочно взяли дату 25.11.2015 г., когда орган социальной защиты узнал или мог узнать о том, что О. поступил на работу, в то время как согласно положениям пункта 1 статьи 200 ГК РФ для установления начала течения срока исковой давности должен приниматься во внимание не только день, когда истец узнал о трудоустройстве О., но и день, когда истец в силу своих компетенции и полномочий должен был об этом узнать.

Судебные инстанции не учли и не дали правовой оценки тому, что сведения о фактах работы пенсионеров ежемесячно представляются пенсионными органами в Департамент труда и социальной защиты населения г. Москвы. Такие сведения поступили органу социальной защиты населения в августе 2012 г., в том числе в отношении О., и с 01.09.2012 г. орган социальной защиты населения приостановил, а затем прекратил О. выплату региональной социальной доплаты к пенсии. После приостановления О. выплаты региональной социальной доплаты к пенсии орган социальной защиты населения действий по получению дополнительной информации из пенсионного органа по факту трудоустройства О., а также по информированию О. о необходимости предоставить на проверку трудовую книжку и, если он работает, возвратить переплаченную сумму региональной социальной доплаты, которые органу социальной защиты населения необходимо было совершить в соответствии с пунктом 35 названного выше Порядка, не предпринимал с 01.09.2012 г. в течение более чем трехлетнего периода.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций о начале течения срока исковой давности со дня, когда орган социальной защиты узнал о трудоустройстве О., неправомерными, отменила состоявшиеся по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector