Zavialovo.ru

Юридическая консультация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Признание договора дарения недействительным срок исковой давности

Оспаривание договора дарения: принципы и прогнозы

Можно ли оспорить договор дарения земли, если прошло 10 лет? Даритель жив, но на момент сделки право его подписи принадлежало другому человеку (супруге, нет в живых), так как даритель имеет I группу инвалидности из-за отсутствия обеих рук (травма на производстве).

Оспорить договор дарения достаточно сложно. Для того чтобы дело было решено в вашу пользу необходимо наличие веских оснований, а также соблюдение сроков исковой давности.

В соответствии со ст. 181 Гражданского кодекса РФ к оспариванию договора дарения применяются следующие сроки исковой давности в зависимости от оснований оспаривания:

— три года – по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки;

— один год – по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

При этом в силу п. 1 ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Однако на основании п. 2 указанной статьи исковая давность применяется судом по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Также в ст. 205 ГК РФ предусмотрена возможность восстановления срока исковой давности в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.). Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев – в течение срока давности.

Необходимо отметить, что у дарителя есть особое право на отмену договора дарения. В соответствии с п. 1 ст. 578 ГК РФ даритель вправе сделать это, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. В случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя. Рассмотрим эти случаи более подробно:

1. Покушение на жизнь.

Согласно ч. 3 ст. 30 Уголовного кодекса РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Под покушением на жизнь понимается как непосредственное причинение вреда здоровью, так и организация соответствующего преступления.

2. Причинение телесных повреждений.

Поскольку закон не содержит конкретизирующего признака таких повреждений, основанием для отмены дарения может быть причинение телесных повреждений любой тяжести.

3. Причинение смерти дарителю.

Для любого основания отмены дарения характерен умысел. Если вред здоровью нанесен по неосторожности, это не может привести к отмене дарения.

Несмотря на то, что норма ГК РФ не содержит обязательной преюдиции, исходя из судебной практики для отмены дарения необходимо вступившее в законную силу решение суда по гражданскому делу либо вступивший в законную силу приговор.

Оспаривание договора дарения квартиры

Возможно ли признать в суде сделку оформления договора дарения недействительной (срок давности пять лет), если есть подтверждение того, что даритель на момент подписания доверенности на совершение действий с его имуществом находился в психиатрической больнице? Договор дарения был подписан под психологическим давлением и с условием, что даритель в обмен на договор дарения квартиры родственнице не возвращается в лечебное учреждение, а будет оформлен на постоянное проживание в пансионат для пожилых людей.

Сроки исковой давности по недействительным сделкам установлены в ст. 181 Гражданского кодекса РФ.

На основании п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 182 Гражданского кодекса РФ).

Таким образом, исходя из обстоятельств заключения сделки (договора) срок исковой давности по ее недействительности может составлять от 1 года до 10 лет.

Согласно п. 1 ст. 199 Гражданского кодекса РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса РФ).

Соответственно, обратиться в суд за защитой своих прав можно независимо от истечения срока исковой давности.

Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (п. 3 ст. 179 Гражданского кодекса РФ).

В изложенной ситуации, если была кабальная сделка, потерпевший (даритель) имеет право обратиться в суд за защитой своих прав с требованием о признании договора дарения недействительным.

Вы также можете прочитать подробную статью о том, что собой представляет договор дарения и как отменить дарственную.

Срок оспаривания дарения

При подаче искового заявления с целью оспаривания договора дарения необходимо правильно определить срок исковой давности. Нарушенный срок может быть восстановлен по ходатайству истца. Если он был пропущен по уважительной причине, то в иске необходимо указать это, подкрепив документальными фактами (копиями медицинских документов, командировочных удостоверений и т.д).

Срок исковой давности при оспаривании сделок дарения

Оспоримая сделка — все недействительные сделки, за исключением тех, которые по законодательству являются ничтожными. Оспорить такой договор можно только в судебном порядке, в отличие от ничтожного, который является уже по своей природе недействителен, независимо от обращения в суд.

После того как договор дарения подписан, подарок передан одаряемому, возникает возможность, что такая сделка будет оспорена в судебном порядке. Нельзя исключать, что такое исковое заявление будет подано через длительный срок после заключения дарственной. Согласно ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Претензии по поводу дарственной могут возникнуть:

  • у дарителя (отказ от дарения, отмена);
  • у одаряемого (требование предать ему обещанный дар);
  • у кредиторов или залогодержателей (имущество, которое было подарено было возложено взыскание);
  • у наследников дарителя (после его смерти).

По договору дарения, который относятся к оспоримым имеет срок исковой давности — 1 год. В рамках данного периода законодательство РФ гарантирует защиту нарушенных прав истца.

Если срок исковой давности истек, то это не является поводом для суда в отказе принятии и рассмотрении иска. Такой срок применяется судом, если одна из сторон заявила соответствующее ходатайство до принятия судебного разрешения иска.

Порядок исчисления срока исковой давности

Как гласит ч. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Момент отсчета зависит от истца:

  • если сделку оспаривает одна из сторон, то течение срока с момента заключения договора или когда прекратилось насилие или угроза применения насилия;
  • если договор оспаривает иное заинтересованное лицо, то начало срока начинается, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушенном праве.

Срок по ГК РФ может быть определен календарной датой, истечением периода (год, месяц, неделя, дни, часы). Срок начинается с дня следующего за днем после назначенной даты или наступлением какого-либо события.

Если срок, который исчисляется:

  • годами, то истекает в определенное число и месяц;
  • месяцами, то оканчивается в указанное число последнего месяца (если в месяце нет такого числа, то оканчивается в крайний);
  • неделями, то заканчивается в соответствующий день крайней недели.

Величина срока исковой давности по договору дарения

Согласно ч. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Срок исковой давности:

  • 3 года (по общему правилу и для ничтожных сделок);
  • 1 год (для оспоримых сделок, которые признаны таковыми в судебном порядке).

Законодатель закрепил такие ограниченные сроки, что бы истец (тот, чьи права нарушены) мог разобраться нарушены ли его права, если да то каким образом и в тоже время доказательства за столь короткое время утеряны не будут. Утеря доказательств может сказаться на «качестве» правосудия, вынесение необоснованное решения суда относительно спора.

Срок исковой давности может быть приостановлен в исключительных случаях (указанные в гражданском законодательстве):

  • если имеет место чрезвычайная, непреодолимая ситуация;
  • одна из сторон служит в Вооруженных Силах РФ, при объявлении военного положения;
  • законодательно закреплено такое приостановление;
  • действие Гражданского кодекса РФ приостановлено.

Восстановление срока исковой давности по договору дарения

Восстановление срока означает, что суд защитит нарушенные права истца, даже за пределами установленного срока, но для того, что бы получить эту защиту необходимо обосновать уважительно его пропуск. Этот пропуск должен быть подтвержден доказательствами (как правило, такими доказательствами выступают медицинские документы, командировочные удостоверения и др.). Такие причины должны существовать не менее полгода.

Причины, которые суд может признать «уважительными»:

  • тяжелая болезнь. Такого понятия ни в медицине, ни гражданском законодательстве не существует. Законодатель под этим понятием подразумевает лечение в стационарном отделении (амбулаторное лечение, скорее всего, не будет признано уважительной причиной). Сама болезнь, стадия заболевания и другие ее характеристики не учитываются судом;
  • беспомощное состояние. Оно может быть вызвано употреблением наркотиков или алкоголя, психотропных лекарственных препаратов, душевные переживания (смерть близкого родственника или члена семьи);
  • неграмотность, то есть незнание русского языка, российского законодательства. Как правило, к таким относятся иностранные граждане;
  • уход за больным родственником или членом семьи;
  • служба в армии;
  • отбывание наказания в местах лишения свободы;
  • профессия истца связана с длительными командировками.
Читать еще:  Административное исковое заявление об оспаривании постановления

Заключение

Срок исковой давности прекращает свое течение с того момента, когда истец (тот гражданин, чьи права нарушены) подал в суд исковое заявление о признании договора дарения недействительным. Если заявление оставлено судом без рассмотрения, то течение срока продолжается (если оставшаяся часть срока менее полугода, то она удлиняется до 6 месяцев).

Признание договора дарения недействительным срок исковой давности

Договор дарения может быть признан недействительным по иску лица, которому законом предоставлено право на оспаривание договора, а именно:
а) самого дарителя;
б) лица, чьи права и законные интересы нарушены спорным договором (например, наследника дарителя или супруги(-а) и т.п.);

в) законного представителя дарителя — родителя, опекуна и попечителя;
г) прокурора в интересах гражданина, чьи права нарушены спорным договором, при условии, что гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.
Условия для оспаривания сделки:
а) сделка нарушает права и законные интересы лица, оспаривающего ее;
б) повлекла или может повлечь неблагоприятные для него последствия.
При этом сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.
Лицо, оспаривающее договор дарения, должно обратиться с исковым заявлением в суд с учетом подведомственности и подсудности спора.
Ответчиком выступает лицо, в пользу которого совершена сделка, а если, например, имущество выбыло из его владения по другой сделке, например по договору купли-продажи, то в качестве ответчиков привлекаются и лица, к которым имущество перешло по новой сделке, поскольку признание недействительным договора дарения повлечет недействительность и последующих сделок.
Основным исковым требованием является признание договора дарения недействительным. Дополнительным требованием может являться применение последствий недействительности сделки, иные требования исходя из существа сделки, например, о признании права собственности, устранении препятствий в пользовании имуществом и т.п.
Обращение в суд должно осуществляться в пределах срока исковой давности:
а) по оспоримым сделкам — один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п.2 ст.181 ГК РФ);
б) по ничтожным сделкам — три года со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.
Пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

В признании договоров дарения квартиры недействительными отказано.

К адвокату Поляк Марии Ивановне обратилась гражданка «И» с просьбой помочь ей защитить свои интересы, так как в отношении нее подано исковое заявление о признании сделок дарения недействительными.

Обстоятельства дела

На юридической консультации гражданка «И» сообщила адвокату Поляк М.И. что она, ее отец – граждан «М» и ее бабушка – гражданка «Н» проживали и были зарегистрированы в отдельной двухкомнатной квартире, которая была им передана в общую без определения долей (совместную) собственность по договору передачи от 1993 года. На основании договора, удостоверенного нотариусом и заключенного в 2009 году между собственниками, стороны определили доли в праве собственности на квартиру равными (1/3 каждого собственника) и тогда же гражданин «М» и гражданка «Н» подарили гражданке «И» принадлежащие им доли. Таким образом, гражданка «И» стала собственником всей квартиры. В 2011 году гражданка «Н» умерла. Гражданин «М» в 2013 году подал исковое заявление в суд о признании сделок дарения недействительными, поясняя, что с октября 1985 года он состоит на учете в психоневрологическом диспансере и находился на лечении в ПКБ №1. Он также утверждал, что при заключении договора он не отдавал отчет своим действиям. Кроме того, в исковом заявлении он указал, что его мать – гражданка «Н» на момент заключения договора была слепа, практически не ходила, отчет своим действиям не отдавала и руководить ими не могла. После смерти матери он является единственным наследником, однако в связи с совершением сделок дарения, его права были нарушены, так как квартира не была включена в наследство.

Подготовка возражения на исковое заявление

Адвокат Поляк М.И. в возражении на исковое заявление, ссылалась на ч.2 ст. 1 ГК РФ, в соответствии с которой граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Также адвокат просила учесть, что в соответствии с ч.2 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Также в соответствии со ст. 205 ГК РФ причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности. Также было указано, что договор дарения от 2009 года был подписан в присутствии нотариуса и был им удостоверен. Личности сторон и их дееспособность была установлена. Гражданка «Н» и гражданин «М» на основании своего добровольного волеизъявлении подарили гражданке «И» принадлежащие им доли в праве собственности на квартиру. Также гражданка «И» не проживала совместно с дарителями и не способствовала принятию ими решения о совершении сделок. Отец и бабушка гражданки «И» неоднократно в присутствии знакомых и родственников выражали свое желание подарить свои доли в праве собственности ей, как ближайшей родственнице. В ответ на доводы истца о том, что он с 1981 г. болен менингитом, адвокат Поляк М.И., указала, что в медицинских документах говорится о том, что после проведенного лечения еще в 1981 году лечения наступило выздоровление. Адвокат Поляк М.И. указала что, гражданин «М» хоть и наблюдался в психиатрической клинической больнице, но не был признан в законном порядке судом недееспособным и над ним не была установлена опека. Также не было установлено, что в силу заболевания, которое имело место быть в 1981 году в виде менингита и которое ко всему прочему было излечено, повлияло на будущее психическое состояние истца. Ведь после излечения гражданин «М» окончил колледж, а затем работал по специальности.

Также не установлена и недееспособность бабушки ответчицы – гражданки «Н». Более того, являясь лицом полностью дееспособным гражданка «Н» не препятствовала совершению дарения ее сыном – гражданином «М». Таким образом, адвокат Поляк М.И. в возражении на исковое заявление опровергла все доводы истца, изложенные в иске.

Рассмотрение дела в суде. Решение суда.

В суде адвокат Поляк М.И. заявила о пропуске истцом срока исковой давности и просила отказать истцу в иске. Также адвокат указала, чтобы для подтверждения доводов ответчицы о понимании отцом и бабушкой своих действий при подписании договоров дарения долей квартиры должна быть назначена и проведена судебная психиатрическая экспертиза.

Судом была назначена по делу комплексная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении истца и посмертная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении гражданки «Н». Согласно заключению комиссии судебных экспертов на момент заключения договора дарения доли квартиры у истца не обнаруживалось нарушения сознания и поэтому он мог понимать значения своих действий и руководить ими. Согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов у гражданки «Н» на момент заключения договора дарения не отмечалось расстройств сознания, какой-либо психической симптоматики (бреда, галлюцинации и прочее). Также на заседании по ходатайству адвоката Поляк М.и. была допрошена консьержка, которая утверждала, что о договоре дарения она узнала от гражданки «Н» на следующий день, о чем гражданка «Н» сообщила спокойно, говорила, что это была ее воля и желание гражданина «М». Также свидетель видела гражданина «М» с матерью в день подписания договора и они были в хорошем состоянии и все понимали. Со стороны истца также были допрошены свидетели, но благодаря грамотно сформулированным вопросам адвоката Поляк М.И. свидетели запутались в своих показаниях и дали противоречивые показания.

Суд, выслушав доводы сторон, изучив материалы дела, выслушав свидетелей, изучив результаты экспертизы, пришел к выводу, что в момент подписания оспариваемых договоров гражданин «М» и гражданка «Н» отдавали отчет своим действиям и руководили ими. Кроме того, срок исковой давности пропущен. В удовлетворении иска гражданину «М» о признании сделок недействительными и признании права собственности суд отказал.

Благодаря профессионализму адвоката Поляк Марии Ивановны гражданка «И» отстояла свои интересы.

Признание договора дарения недействительным срок исковой давности

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ПСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

от 22 января 2013 года Дело N 33-2152/2012

22 января 2013 года город Псков

Судебная коллегия по гражданским делам Псковского областного суда

Председательствующего: Ельчаниновой Г.А.,

Судей: Хряпиной Е. П. и Ениславской О.Л.,

При секретаре: Барановой И.Б.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе Николаевой В.А. на решение Великолукского городского суда Псковской области от 12 ноября 2012 года, которым постановлено: В удовлетворении исковых требований Николаевой В.А. к Ильиной С.А. о признании недействительным договора дарения нежилого помещения отказать за необоснованностью.

Выслушав доклад судьи Г.А. Ельчаниновой, объяснения Никеолаевой В.А. и ее представителя — адвоката Петренко И.Н., Ильиной С.А. и ее представителя — адвоката Плаксий С.А., судебная коллегия

Николаева В.А. обратилась в суд с иском к Ильиной С.А. (до брака Николаевой) о признании недействительным заключенного между ними (дата) 2010 года договора дарения нежилого помещения и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

В обоснование иска Николаева В.А. указала, что являлась собственником нежилого помещения — магазина «Цветы», расположенного по адресу: . В 2010 году по просьбе дочери — ответчицы по настоящему делу — она заключила с последней договор дарения доли указанного магазина. Оформлением документов по сделке занималась ответчица. При регистрации сделки она (Николаева В.А.), не прочитав договор, подписала его, полагая, что заключает его формально с целью избежать возможного обращения взыскания на имущество в связи с долгами ее сына. После совершенной сделки продолжала единолично владеть, пользоваться и распоряжаться магазином, работать в нем, содержать его. В феврале 2012 дочь стала препятствовать в пользовании магазином, заявив о принадлежности магазина полностью ей. Получив (дата) 2012 года копию договора дарения в Росреестре, она узнала, что договор дарения заключен на весь магазин.

Ссылаясь на указанные обстоятельства и ст.ст. 166, 167, 170, 179 ГК РФ, Николаева В.А. просила признать недействительным договор дарения нежилого помещения от 13 декабря 2010 года и применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Ответчик Ильина С.А. иск не признала, пояснив, что инициатива в совершении оспариваемой сделки исходила от Николаевой В.А. При оформлении сделки в Росреестре Николаева В.А. читала договор, все документы были у неё, ей разъяснялись последствия указанной сделки и права участвующих в ней лиц. После сдачи документов на регистрацию лично Николаева В.А. сообщила продавцам в магазине, что магазин переоформлен на Ильину С.А., которая будет являться его хозяйкой.

Читать еще:  Отказ в принятии искового заявления по ГПК РФ (основания, порядок, последствия)

По мнению Ильиной С.А., причиной судебного спора явился конфликт, обусловленный ее намерением вступить в брак, против заключения которого Николаева В.А. возражала.

Кроме того, в судебном заседании было заявлено о пропуске срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности, который в соответствии со ст.181 ГК РФ составляет один год. По мнению представителя ответчицы — адвоката Плаксий С.А., начало течения срока по заявленным требованиям следует исчислять с момента заключения договора, то есть с (дата) 2010 года.

Судом постановлено указанное решение.

В апелляционной жалобе Николаева В.А. выражает несогласие с выводами суда первой инстанции, ставит вопрос об решения суда, полагая его незаконным и необоснованным, просит принять по делу новое судебное постановление об удовлетворении ее иска.

Так, по мнению апеллятора, оспариваемый договор дарения являлся фиктивной сделкой, заключался без намерения создать соответствующие правовые последствия, поскольку как до, так и после заключения договора Николаева В.А. оставалась хозяйкой спорной недвижимости и владелицей собственного бизнеса, что подтверждается письменными документами и показаниями свидетелей, необоснованно не принятыми судом во внимание.

Кроме того, в жалобе Николаева В.А. обращает внимание на то, что ответчицей не представлено доказательств исполнения оспариваемой сделки, а также настаивает на том, что, подписывая договор, она полагала, что передает в дар долю недвижимого имущества, а не весь магазин.

В представленных возражениях на апелляционную жалобу ответчица Ильина С.А. просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения, полагая, что доводы апеллятора противоречат доказательствам, добытым в ходе рассмотрения дела, и фактически направлены на переоценку доказательств по делу. Также Ильина С.А. указывает, что передача имущества состоялась фактически.

Проверив материалы дела с учетом доводов апелляционной жалобы и возражений на нее судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного судом первой инстанции решения.

Как установлено по делу, Николаева В.А. являлась собственником нежилого помещения общей площадью кв.м, расположенного по адресу: . , которое использовалось под магазин «Цветы».

(дата) 2010 года Николаева В.А. распорядилась указанным недвижимым имуществом, заключив договор дарения со своей дочерью Ильиной С.А.

Проверяя довод Николаевой В.А. о том, что указанная сделка является ничтожной в силу мнимого характера, суд первой инстанции исходил из положений пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса РФ, согласно которой мнимая сделка — это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

По смыслу данной нормы существенными чертами мнимой сделки являются следующие: стороны совершают эту сделку лишь для вида, заранее зная, что она не будет исполнена; по мнимой сделке стороны преследуют иные цели, чем те, которые предусмотрены в договоре. Для признания сделки мнимой суд должен установить, что ее стороны не намеревались создать соответствующие ей правовые последствия; заключенную сделку стороны фактически не исполняли и исполнять не намеревались; правовые последствия, предусмотренные заключенной сделкой, не возникли.

Судом установлено, что договор дарения и переход права собственности на основании заявлений сторон зарегистрированы в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (дата) 2011 года.

Как усматривается из материалов дела, Ильина С.А., реализуя свои полномочия собственника, разместила в приобретенном нежилом помещении стеллажи и столы, заключила трудовые договоры с работниками магазина.

Перечисленные обстоятельства, не оспариваемые Николаевой В.А., свидетельствуют о том, что Ильина С.А. фактически вступила во владение спорным имуществом.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что стороны сделки, заключая ее и исполняя закрепленные в договоре условия, преследовали цель породить соответствующие данной сделке правовые последствия, что исключает возможность удовлетворения исковых требований по заявленному основанию.

Что касается довода Николаевой В.А. о совершении сделки под влиянием обмана со стороны Ильиной С.А., то при разрешении основанных на этом утверждении исковых требований об оспаривании сделки по правилам ст.179 ГК РФ следует учесть следующее.

В соответствии с п.1 ст.166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Таким образом, ничтожные сделки как не существующие для права недействительны изначально, в то время как оспоримые могут быть недействительными только в силу оспаривания и аннулирования, и при отсутствии таковых остаются вполне действительными.

Следовательно, оспаривание сделки одновременно по двум основаниям: как ничтожной и как совершенной под влиянием обмана (оспоримая сделка), недопустимо, поскольку эти мотивы противоречат друг другу.

К тому же, Ильиной С.А. в суде первой инстанции было заявлено требование об истечении срока исковой давности по оспариванию сделки.

В соответствии со ст.199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в спо­ре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно п.2 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Таким образом, учитывая, что настоящий иск заявлен Николаевой В.А. (дата) 2012 года, в то время как о совершении сделки она должна была узнать в день подписания договора ((дата) 2010 года), срок исковой давности для оспаривания сделки по мотиву совершения ее под влиянием обмана следует признать пропущенным.

Довод Николаевой В.А., направленный на оспаривание исчисления срока исковой давности с (дата) 2010 года и мотивированный тем обстоятельством, что она не читала текст договора в момент его подписания, нельзя признать состоятельным.

Так, согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Участники гражданского оборота должны действовать разумно и добросовестно, а это предполагает, что лицо, подписывающее договор, действует осознанно и предпринимает все необходимые меры для ознакомления с содержанием сделки. Следовательно, субъект гражданских правоотношений несет риск негативных последствий неосмотрительности своих действий.

При изложенных обстоятельствах доводы апелляционной жалобы Николаевой В.А. о том, что Ильина С.А. намеренно скрыла содержание договора, а должных разъяснений относительно совершаемой сделки ей никто не дал, не могут быть приняты во внимание.

Нельзя признать состоятельными и доводы апелляционной жалобы Николаевой В.А., связанные с ведением предпринимательской деятельности по торговле цветами в спорном нежилом помещении, поскольку осуществление такой деятельности может осуществляться и в не принадлежащем владельцу соответствующего бизнеса помещении.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание, что наличие юридически значимых по делу обстоятельств подтверждается не только показаниями свидетелей, ссылку апелляционной жалобы на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела следует считать необоснованной.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признает, что состоявшееся решение суда первой инстанции по существу является верным, а апелляционная жалоба не содержит доводов, опровергающих выводы суда. Нарушений норм процессуального закона, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Великолукского городского суда Псковской области от 12 ноября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Николаевой Валентины Александровны — без удовлетворения.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
файл-рассылка

Признание договора дарения недействительным

В соответствии с п. 1 ст. 167 ГК Республики Беларусь сделка является недействительной по основаниям, установленным настоящим Кодексом либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии со ст. 168 ГК Республики Беларусь недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Однако если из содержания сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) — возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены настоящим Кодексом либо иными законодательными актами.

В соответствии с п. 1 ст. 171 ГК Республики Беларусь мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей юридические последствия, ничтожна.

Судом установлено, что квартира состоит из двух жилых комнат, общая площадь квартиры 41,07 кв.м. В указанном жилом помещении зарегистрированы и проживают стороны — истица Р-а А. и ее сын ответчик Р.Н.

В 2001 года Р-а А. подарила квартиру своему сыну Р-у Н., что подтверждается договором дарения, удостоверенным заместителем заведующего государственной нотариальной конторы. При этом, в соответствии с п.1 договора право пользования указанной квартирой сохраняется за Р-ой А. и членом ее семьи Б-ым.

Заявляя исковые требования о признании договора дарения недействительным истица указала, что данная сделка являлась мнимой, поскольку заключалась с целью исключить возможность претендовать на спорное жилое помещение наследникам ее супруга Б-ого.

В ходе судебного разбирательства по делу о признании договора дарения недействительным доводы истицы своего подтверждения не нашли исходя из следующего.

Возражая против заявленных требований, ответчик пояснил, что заключая договор дарения квартиры он намеревался получить безвозмездно в собственность спорное жилое помещение. Договоренности с истицей о том, что договор дарения заключается с иной целью — не было. Р-а А. желала, чтобы квартира принадлежала ему, в связи с чем и был заключен договор дарения.

Указанные обстоятельства фактически подтвердила в своих пояснениях истица, указав, что при заключении договора дарения предполагалось, что после оформления документов ответчик начнет пользоваться квартирой.
Доводы ответчика подтвердила в своих пояснениях свидетель Ч-а, пояснившая, что Р-а А. заключала договор дарения с ответчиком, чтобы у него была своя квартира и не было обидно, поскольку квартиру, в которой она проживала ранее, истица оставила старшему сыну П-у.

Иным решением суда Р-ой А. отказано в иске к Р-у H. о признании недействительным договора дарения садового дома и земельного участка. Указанным решением установлен факт ничтожности указанного договора, заключенного между Р-ой А. и Р-ым Н., применены последствия недействительности договора, возвращен в собственность Р-ой А. земельный участок с расположенным на нем садовым домиком.

Из обозренного в судебном заседании указанного гражданского дела усматривается, что на момент его рассмотрения договор дарения спорного жилого помещения ответчику Р-ой А. не оспаривался.

Судом принимается во внимание то обстоятельство, что требования об установлении факта ничтожности договора дарения со ссылкой на мнимость данной сделки заявлены после рассмотрения указанного выше дела судом и принятии решения об установлении факта ничтожности договора дарения земельного участка и садового домика по аналогичным основаниям.

Читать еще:  Уточнение исковых требований

В подтверждение заявленных доводов истицы в ходе судебного разбирательства опрашивалась свидетель М. Суд критически оценивает показания данного свидетеля исходя из следующего.

Опрошенная в судебном заседании свидетель М. суду пояснила, что она постоянно остается с истицей, ранее не знала о том, что последняя подарила ответчику спорное жилое помещение. О том, что между сторонами заключен договор дарения квартиры узнала только при рассмотрении дела в суде. О том, что договор заключен с целью исключить возможные претензии наследников Б-ого на квартиру ей стало известно тогда же со слов истицы.

Судом принимается во внимание составление Р-ой А. и Б-ым в 1991 году завещаний на данную квартиру на имя ответчика. Составлением указанного завещания Б. распорядился принадлежавшим ему имуществом в пользу ответчика, лишив тем самым своих наследников права на данное наследственное имущество, что опровергает доводы истицы о необходимости заключения договора дарения квартиры с указываемой ею целью.

Судом установлено, что ответчик после заключения договора дарения, его исполнил, осуществил его государственную регистрацию. Было зарегистрировано право собственности Р. Н на жилое помещение.
Р. Н. пользуется жилым помещением, имеет свои ключи от квартиры, в квартире находятся его вещи. В квартире им менялись краны, произведена замена входной двери. Указанные обстоятельства не оспаривались истицей. Более того, последняя пояснила, что выделила ответчику спальное место в квартире, готовит ему еду, в том числе и с собой, когда ответчик уезжает в командировки. Кроме этого данные обстоятельства подтверждаются пояснениями свидетеля В., который указал, что Р. Н. живет в квартире, он его там видит, видит его вещи, кроме этого об этом говорила Р-а А.

Анализируя изложенные выше обстоятельства, представленные доказательства суд, приходит к выводу о том, что при заключении договора дарения квартиры воля сторон была направлена на достижение последствий, которые вытекают из совершенной сделки — договора дарения.

Волеизъявления сторон соответствовало их действительной воле, имело место исполнение заключенного договора.

При таких обстоятельствах оснований для признания сделки мнимой нет.

На основании изложенного, суд полагает необходимым отказать Р-ой А. в удовлетворении исковых требований об установлении факта ничтожности договора дарения и признании недействительной государственной регистрации перехода права собственности на жилое помещение, а, следовательно, отказать в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов.

В соответствии с п.1 ст. 182 ГК Республики Беларусь иск об установлении факта ничтожности сделки и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение.

Сроки исковой давности по недействительным сделкам

Никита Захаров, юрист, г. Москва.
При применении положений гражданского законодательства о недействительных сделках существенное значение имеет вопрос применения сроков исковой давности. Рассмотрим, каковы теоретические и практические проблемы применения сроков исковой давности относительно недействительных сделок и каковы пути их решения.
Развитие института исковой давности
Ныне действующие положения ГК РФ предусматривают трехлетний срок исковой давности для ничтожных сделок и годичный для оспоримых. При этом утратившая силу редакция ст. 181 ГК РФ предусматривала десятилетний срок для ничтожных сделок.
Последовавшие изменения гражданского законодательства в части исковой давности по недействительным сделкам на текущий момент завершились принятием Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ, которым было введено правило об общем пресекательном сроке в 10 лет с момента начала исполнения ничтожной сделки, после истечения которого третьи лица не вправе оспаривать ее. Ранее десяти годам равнялся срок исковой давности по ничтожным сделкам.
Отмечается, что действовавшее ранее правило о десятилетнем сроке исковой давности «было вполне оправданно, особенно применительно к приватизационным сделкам, совершенным до принятия соответствующих законодательных актов, то есть в отношении приватизации предприятий в начале 1990-х годов XX века .
———————————
Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011.
В последующем столь длительный срок исковой давности стал существенным препятствием для добросовестного осуществления участниками гражданского оборота своих прав и экономической стабильности, в связи с чем его сокращение представляется оправданным.
Обновленные правила установлены также для применения последствий недействительности ничтожных сделок со стороны лиц, не являющихся сторонами этой ничтожной сделки: «Течение срока исковой давности начинается… в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения».
Проблемные положения законодательства
В Законе № 100-ФЗ есть правило, имеющее фундаментальное значение и вызывающее столь же фундаментальные сомнения: «При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки».
По смыслу данной нормы защита нарушенных прав третьих лиц не может быть осуществлена, если с начала ее исполнения минуло 10 лет. Содержание нормы не предполагает также и восстановления исковой давности в случае ее пропуска по уважительным причинам, то есть 10 лет с момента начала исполнения ничтожной сделки — безусловный пресекательный срок для применения последствий ее недействительности. Данное регулирование вызывает серьезные сомнения, в частности, как быть, если ничтожная сделка нарушает права несовершеннолетних в возрасте, например, 5 лет, которые не в состоянии самостоятельно осуществлять защиту своих прав, а стороной сделки являются родители этих детей?
Характерная ситуация — приватизация жилых помещений, которая согласно Закону РФ от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда» обязательно проходит со включением несовершеннолетних проживающих в число собственников. Если такое включение не произошло, то такая сделка является ничтожной как нарушающая права третьих лиц (несовершеннолетних).
При этом получается, что несовершеннолетние не могут оспорить такую ничтожную сделку, поскольку к моменту достижения ими совершеннолетия истекает указанный срок — 10 лет с момента начала исполнения сделки! Совершенно очевидно, что подобная ситуация недопустима и противоречит ст. 46 Конституции РФ «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».
В отсутствие изменений и уточнений в действующем законодательстве невозможность восстановления срока исковой давности по применению последствий недействительности ничтожной сделки после истечения 10 лет с момента начала ее исполнения, на наш взгляд, остро нуждается в рассмотрении на предмет конституционности со стороны КС РФ.
В отношении оспоримых сделок срок исковой давности составляет один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Стоит отметить, что дореволюционное законодательство содержало в себе чрезвычайно короткий срок исковой давности в отношении сделок, совершенных под влиянием насилия: наш закон устанавливает необыкновенно краткую давность для опровержения сделок, совершенных под влиянием психического принуждения, а именно: заявление должно быть сделано не позже недели со времени совершения сделки… По смыслу закона следует, что по истечении семидневного срока потерпевший теряет право на возражение.
Применительно к сделкам, совершенным гражданами, не способными понимать значение своих действий или руководить ими, наиболее интересным вопросом является исчисление исковой давности после смерти стороны сделки при оспаривании таковой со стороны третьих лиц. В подавляющем большинстве случаев подобные требования связаны либо с оспариванием завещания, либо с оспариванием сделок, направленных на отчуждение имущества, которое потенциально могло бы войти в наследственную массу при отсутствии оспариваемой сделки.
Позиции судов
Как правило, в этих вопросах суды достаточно единодушны — срок исковой давности исчисляется с момента открытия наследственного дела как с момента фактического, а не потенциального нарушения прав оспаривающей сделку стороны:
— суд исходит из того, что из правового смысла п. 2 ст. 181 ГК РФ в ее системной взаимосвязи со ст. 177 ГК РФ следует, что срок исковой давности в данном случае начинает течь с момента, когда истица узнала о нарушении своих прав как наследник по закону оспариваемой сделкой, что произошло не ранее открытия наследственного дела ;
———————————
Апелляционное определение Московского городского суда от 24.12.2012 № 11-31110/12.
— о составе наследственного имущества, следовательно, об отсутствии спорного жилого дома в наследственной массе и совершенной сделке, истица могла и должна была узнать в момент открытия наследства ;
———————————
Определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.02.2013 № 33-1669/2013.
— поскольку все три договора дарения истица оспаривает как наследник лиц, совершавших эти сделки, то срок исковой давности по оспариванию сделок начинает течь для истицы с момента открытия наследства .
———————————
Определение Московского городского суда от 16.03.2011 по делу № 33-6731.
Такой подход судов представляется оправданным, в том числе и потому, что ни закон, ни сложившаяся судебная практика не разрешают заинтересованным лицам оспаривать сделки, которые потенциально могут повлечь уменьшение наследственной массы в том случае, если потенциальный наследодатель еще жив.
Можно встретить и противоположные позиции судов. Вывод суда первой инстанции о том, что Я. был вправе оспорить сделку в отношении имущества, которое не являлось наследственным на момент открытия наследства, противоречит нормам гражданского законодательства и является неправильным . Рассматривая подобные ситуации с точки зрения последней упомянутой правовой позиции, можно счесть, что в момент совершения отчуждения имущества права будущих наследников никак не затрагиваются, отчуждаемое имущество им не принадлежит, а его собственник в полном объеме наделен правом по его отчуждению.
———————————
Определение Ленинградского областного суда от 14.08.2013 № 33-3581/2013.
По нашему мнению, такой формальный подход не отвечает действительным интересам участников гражданского оборота, а также принципу справедливости. Как мы можем видеть из приведенной выше практики, аналогичной позиции придерживаются и большинство судов, признавая за наследниками право на оспаривание сделок наследодателей, уменьшивших общую наследственную массу, уже после смерти этих последних.
В то же время беспрекословное следование подобной позиции — гражданско-правовые сделки могут быть оспорены после смерти стороны ее потенциальными наследниками — также может повлечь проблемы в правоприменении. Одно дело, если с момента заключения сделки до смерти прошел сравнительно короткий период времени. А если этот срок составил условно 30 лет?
Формально следуя данной позиции, эту сделку тоже можно оспорить, ведь срок исковой давности в таких ситуациях, как правило, исчисляется с момента открытия наследства, то есть с момента смерти. Однако это, безусловно, совершенно не способствует устойчивости гражданско-правового оборота. Полагаем необходимым отдельное законодательное или праворазъяснительное решение относительно возможности оспаривания гражданско-правовых сделок после смерти ее стороны ее потенциальными наследниками. Именно в этой ситуации применение установленного в отношении ничтожных сделок десятилетнего срока выглядит разумным и оправданным.
Таким образом, рассмотрев вопросы применения исковой давности в отношении недействительных сделок, мы приходим к выводу о необходимости корректировки отдельных положений этого института:
— абсолютный пресекательный срок в размере 10 лет в отношении применения последствий ничтожных сделок ставит под угрозу защиту прав несовершеннолетних, права которых нарушены такой сделкой, и поэтому представляется разумным предусмотреть исключения из этого правила и предусмотреть их в законе;
— отсутствие такого срока в отношении оспоримых сделок и исчисление сроков исковой давности в отдельных случаях со дня открытия наследства открывают возможности для оспаривания сделок, совершенных десятки лет назад, посему представляется разумным ограничить подобное оспаривание неким абсолютным пресекательным сроком.
Захаров Н. Сроки исковой давности по недействительным сделкам // ЭЖ-Юрист. 2014. № 31. С. 13.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector