Zavialovo.ru

Юридическая консультация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Истребование имущества от добросовестного приобретателя

Статья 302 ГК РФ. Истребование имущества от добросовестного приобретателя (действующая редакция)

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

4. Суд отказывает в удовлетворении требования субъекта гражданского права, указанного в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса, об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося таким субъектом гражданского права, во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца несет субъект гражданского права, указанный в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 302 ГК РФ

1. Пункт 1 ст. 302 признан частично не соответствующим Конституции РФ Постановлением КС РФ от 22.06.2017 N 16-П.

Об особенностях истребования документарных ценных бумаг от добросовестного приобретателя см. статью 147.1 ГК.

1. Комментируемая статья устанавливает ограничения виндикации в интересах добросовестного приобретателя. Приоритет интересов добросовестного приобретателя перед интересами собственника в отдельных случаях объясняется неосмотрительным поведением самого собственника, тогда как действия приобретателя безупречны с точки зрения соблюдения требований добросовестности и разумности. Имущество, приобретенное у лица, которое не имело права его отчуждать, не может быть истребовано, если:

— оно приобретено возмездно;

— приобретатель не знал и не мог знать о незаконности приобретения;

— имущество выбыло из обладания собственника или лица, которому имущество было передано собственником во владение, по их воле.

Если имущество выбыло из владения собственника или иного законного владельца помимо их воли, в частности в результате хищения, независимо от возмездности и добросовестности приобретения, оно может быть истребовано из чужого незаконного владения. Поскольку в такой ситуации субъективно безупречно поведение как собственника вещи, так и ее добросовестного приобретателя, приоритет имеет законный владелец, а добросовестный приобретатель вправе требовать возмещения убытков, причиненных ему лицом, осуществившим неправомерное отчуждение вещи.

2. Выбытие имущества помимо воли собственника имеет место не только при хищении, но и в результате иных действий, например при реализации имущества, приобретенного на основании сделки с пороком воли (совершенной под влиянием насилия, обмана, стечения тяжелых обстоятельств). Не может быть виндицировано выморочное имущество от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности на него, по иску соответствующего публично-правового образования в случае, когда данное публично-правовое образование не предприняло своевременных мер по его установлению и надлежащему оформлению своего права собственности на это имущество (Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца»).

3. В п. 1 комментируемой статьи дается определение добросовестного приобретателя — это лицо, которое на момент приобретения не знало и не должно было знать о незаконности своего приобретения. Незаконный владелец, ссылающийся в возражениях против требования собственника о возврате вещи на свою добросовестность, должен доказать соответствующее обстоятельство.

4. Согласно п. 2, при безвозмездном приобретении имущества оно может быть виндицировано и от добросовестного приобретателя. Исключение установлено п. 3 комментируемой статьи. При совершении возмездной сделки по приобретению имущества приобретатель не будет считаться получившим имущество возмездно, если не внес плату или не осуществил иное встречное предоставление за передачу имущества к тому моменту, когда узнал или должен был узнать о неправомерности отчуждения. Не может быть виндицировано как безвозмездно переданное имущество, внесенное в качестве вклада в уставный (складочный) капитал, поскольку в результате внесения вклада лицо приобретает права участника хозяйственного общества (товарищества).

5. Пункт 3 устанавливает запрет виндикации у добросовестного приобретателя денег и ценных бумаг на предъявителя, независимо от возмездности приобретения. Данное правило учитывает назначение указанных финансовых инструментов, они должны облегчать гражданский оборот, а угроза истребования от добросовестного приобретателя денег и ценных бумаг на предъявителя ведет к снижению доверия к ним субъектов гражданского оборота.

Истребовать имущество у добросовестных приобретателей стало сложнее

22 июня 2017 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление, содержащее важные разъяснения в области применения норм об истребовании имущества из владения добросовестных приобретателей.

КПМГ в России и СНГ

КПМГ в России и СНГ

По теме

Суд рассмотрел вопрос о соответствии Конституции РФ п. 1 ст. 302 ГК РФ, на основании которого орган государственной власти Москвы истребовал из владения гражданина квартиру. Квартира являлась выморочным имуществом и подлежала передаче в собственность субъекта РФ. Однако госорган не озаботился зарегистрировать право собственности на нее. Вместо этого квартира была мошенническим путем введена в оборот и несколько раз перепродана. Последний собственник не имел возможности узнать о наличии указанной проблемы, полагался на данные ЕГРН. Разрешая дело, суды исходили из того, что факт изначального выбытия имущества из владения собственника помимо его воли доказан.

Конституционный Суд РФ указал, что оценочное понятие «добросовестный приобретатель» в судебной практике разъяснено и не может рассматриваться как вносящее неопределенность в правовую норму. Вместе с тем, вопрос нельзя разрешать без учета факта государственной регистрации права собственности на жилое помещение и без оценки действий публичного собственника в лице уполномоченных органов. Спорная норма не допускает истребование выморочного имущества у гражданина, который полагался на данные ЕГРН и прошел регистрацию права собственности на имущество, если только в деле не выявлено, что он знал, либо должен был знать об отсутствии у продавца права распоряжаться спорным жилым помещением. Решения по делу подлежат пересмотру.

Содержание Постановления, по нашему мнению, может затронуть правоприменительную практику не только по искам об истребовании выморочного имущества уполномоченными органами. Суд фактически указал, что при анализе вопроса о выбытии имущества из владения собственника помимо его воли необходимо принимать во внимание добросовестность самого собственника. Надо учесть его осмотрительность и своевременность применения мер по защите нарушенного права. Таким образом, правовая позиция Конституционного Суда РФ может найти применение и в спорах о виндикации имущества между юридическими и физическими лицами.

Практический совет

Собственникам крупных имущественных комплексов, включающих большое количество объектов недвижимого имущества, следует обратить внимание на наличие механизмов контроля за состоянием этого имущества и государственной регистрацией прав на него. Отсутствие таких механизмов повышает риск утраты имущества.

Добросовестным приобретателям при рассмотрении в суде требований о виндикации имущества следует анализировать поведение самого собственника на предмет добросовестности и использовать соответствующие аргументы.

Лицам, заинтересованным в приобретении объектов недвижимого имущества, следует полагаться не только на данные ЕГРН, но также принимать все иные разумные меры для выяснения прав лица, отчуждающего это имущество, сохранять доказательства принятия ими соответствующих мер. Такие меры могут включать проведение юридической проверки, осмотр имущества. На такой подход ориентирует участников гражданского оборота Верховный суд РФ.

© 2020 КПМГ означает АО «КПМГ», ООО «КПМГ Налоги и Консультирование», компании, зарегистрированные в соответствии с законодательством Российской Федерации, и КПМГ Лимитед, компанию, зарегистрированную в соответствии с Законом о компаниях (о. Гернси) с изменениями от 2008 г.; участников глобальной организации независимых фирм КПМГ, входящих в KPMG International Limited, частную английскую компанию с ответственностью, ограниченной гарантиями своих участников. Все права защищены.

Госдума правит ГК в интересах добросовестных приобретателей

Государственная дума 23 июля приняла в первом чтении поправки в Гражданский кодекс РФ, направленные на защиту добросовестных приобретателей приватизированных квартир от изъятия у них помещений в пользу государственных органов (об этом документе читайте также на Legal.Report здесь).

Читать еще:  Дарение образцы, формы, бланки, типовой

Предлагается внести изменения в ст. 302 ГК РФ (истребование имущества от добросовестного приобретателя). Она дополняется новым пунктом, согласно которому Российская Федерация, субъект РФ, муниципальное образование не вправе истребовать жилое помещение, выбывшее из их владения, от добросовестного приобретателя — гражданина. Это ограничение будет действовать и в случаях, если такое жилое помещение было приобретено безвозмездно (например, при наследовании или дарении) или выбыло из владения РФ, субъекта РФ или муниципального образования помимо их воли.

В 2017 году положение п. 1 ст. 302 ГК РФ было признано не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой оно допускает истребование как из чужого незаконного владения жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении этого жилого помещения полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости и в установленном законом порядке зарегистрировал права собственности на него, а публично-правовое образование при этом не приняло своевременных мер по надлежащему оформлению права собственности на это имущество. Законопроектом предполагается откорректировать положения ГК РФ в соответствии с постановлением КС.

Как отметила в своем выступлении на заседании ГД руководитель Росреестра Виктория Абрамченко, ко второму чтению текст законопроекта, внесенный в ГД около двух лет назад, необходимо доработать.

— Первое — это установить презумпцию добросовестности лица, которое полагается на данные государственного реестра. И второе — уточнить правила приобретательной давности на случай, если имущество выбыло из владения публичного собственника, — сообщила она.

Руководитель законодательного комитета ГД Павел Крашенинников добавил, что закону в случае его принятия предполагается придать обратную силу.

Добросовестные приобретатели квартиры обратились в КС

Семья Однодворцевых из Москвы оспорила в КС конституционность ч. 1 ст. 439 ГПК, п. 4 ч. 1 ст. 43 ФЗ «Об исполнительном производстве», а также ч. 3 и 5 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном суде», которые в совокупности не позволяют прекратить исполнительное производство против них, передаёт «Коммерсант».

Дело в том, что Валерий Однодворцев купил квартиру, которая ранее «выбыла из владения города Москвы помимо воли владельца» в результате незаконной приватизации. В 2010 году Преображенский районный суд Москвы признал Однодворцева добросовестным приобретателем жилья, отклонив иск департамента жилищной политики и жилфонда города о выселении семьи Однодворцевых из квартиры. Но позднее судебная коллегия Мосгорсуда по гражданским делам приняла новое решение, удовлетворив требования департамента, опираясь на п. 1 ст. 302 ГК («Истребование имущества от добросовестного приобретателя»). Спустя шесть лет в отношении семьи открыли исполнительное производство.

Летом 2017 года КС признал практику применения п. 1 ст. 302 ГК неконституционной. Норму оспорил заслуженный строитель Александр Дубовец, который оказался последним покупателем квартиры москвича, умершего в 1994 году и не имевшего наследников. Жильём по поддельным документам завладели мошенники и стали перепродавать его, в какой-то момент квартиру купил Дубовец. В постановлении КС по его делу говорится, что если квартира выбыла из владения государства из-за ненадлежащего выполнения органами власти своих функций, то истребовать эту жилплощадь у добросовестного покупателя нельзя. КС сослался в том числе и на практику ЕСПЧ, где считают, что «истребование жилого помещения по иску публично-правового образования при условии неоднократной проверки самими органами публичной власти… документов и сделок, заключённых в отношении соответствующего объекта, влечёт непропорциональное вмешательство в осуществление права собственности на жилище».

«Мы подали в суд заявление о прекращении исполнительного производства против семьи Однодворцевых, поскольку выселение этих людей после 22 июня 2017 года будет противоречить правовой позиции КС», – рассказал руководитель судебной практики «Институт права и публичной политики» Григорий Вайпан, представляющий интересы заявителей. По его словам, суды общей юрисдикции и Верховный суд им отказали. «Суды считают, что постановление КС по делу Александра Дубовца касается только Александра Дубовца», – отметил Вайпан. По словам юриста, Однодворцевы живут под угрозой выселения более девяти лет, для их семьи из шести человек эта квартира является единственным жильём.

Летом 2019 года в Госдуме прошёл первое чтение законопроект, в котором говорится, что государство не вправе истребовать жилое помещение, выбывшее из владения РФ или её субъекта, от добросовестного приобретателя. «Ко второму чтению профильный комитет (по госстроительству и законодательству) предлагает убрать этот запрет, а вместо него ввести трёхлетний срок на истребование имущества. То есть в течение трёх лет государство может, как и прежде, выселить добросовестного приобретателя по суду», – сказал Григорий Вайпан. По его мнению, такой вариант будет означать открытое игнорирование постановления КС.

Вступили в силу поправки, защищающие добросовестных приобретателей жилья

Изменение норм о добросовестном приобретении

Как сообщалось ранее, п. 6 ст. 8.1 ГК, посвященной госрегистрации прав на имущество, дополнен указанием на то, что приобретатель недвижимости, полагавшийся при ее приобретении на данные ЕГРН, признается добросовестным до тех пор, пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на соответствующую недвижимость.

Статья 302 ГК, посвященная истребованию имущества от добросовестного приобретателя, дополнена п. 4, согласно которому суд должен отказать в удовлетворении требования РФ, ее субъектов и муниципальных образований об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося публично-правовым образованием, в любом случае, если после выбытия жилого помещения из владения истца прошло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя этого жилья. При этом бремя доказывания недобросовестности приобретателя или выбытия жилого помещения из владения истца несет публично-правовое образование.

Кроме того, в ст. 223 ГК появился п. 3, согласно которому добросовестный приобретатель жилого помещения, в удовлетворении иска к которому отказано на основании п. 4 ст. 302 ГК, признается собственником этого жилья с момента государственной регистрации права собственности. Примечательно, что в данном случае соответствующее право собственности может быть оспорено, а жилое помещение – истребовано на основании п. 1 и 2 ст. 302 ГК только по требованию лица, не являющегося публично-правовым образованием.

Отметим, что ранее п. 1 ст. 234 ГК предусматривал, что для приобретения права собственности по правилам о приобретательной давности необходимо добросовестно, открыто и непрерывно владеть недвижимым имуществом в течение 15 лет, а иным имуществом – в течение 5 лет. С 1 января этого года указанное применимо в том случае, если иные срок и условия приобретения не предусмотрены ст. 234 Гражданского кодекса.

Изменился и порядок определения начала течения срока приобретательной давности. Так, п. 4 ст. 234 ГК в прежней редакции устанавливал, что течение указанного срока в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Теперь же срок приобретательной давности начинает течь со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, – не позднее момента указанной госрегистрации.

Ранее в комментарии «АГ» партнер юридической фирмы INTELLECT Александр Латыев отмечал, что первоначальная идея изменений, как ему представляется, сводилась к необходимости исключить один из общих необходимых реквизитов добросовестного приобретения – выбытие имущества из владения собственника по его воле, если таковым являлось публичное образование.

Эксперт посчитал ослабление позиций публично-правовых собственников в условиях общей тенденции на всемерную защиту государства нестандартным подходом. «В данном случае, видимо, было принято решение продемонстрировать готовность государства поступиться своими интересами, если речь идет о жилье: с одной стороны, это важно для граждан, с другой – наверное, ущерб от потери таких объектов на общегосударственном уровне не так существенен», – рассуждал Александр Латыев. По мнению юриста, первоначальная редакция законопроекта полностью соответствовала заявленной идее и была достаточно простой, но ко второму чтению появилось много изменений, из-за чего проект получил дополнительные смыслы, стал менее понятным.

Читать еще:  Что относится к общему имуществу многоквартирного дома (что входит в состав)

Александр Латыев подчеркивал, что изменения, внесенные в ст. 8.1 и 223 ГК РФ, не имеют никакого смысла, а вопросы приобретательной давности выходят за пределы первоначальной тематики законопроекта, а значит, не были надлежащим образом исследованы субъектом законодательной инициативы. Комментируя корректировки, внесенные в ст. 302 ГК, юрист указывал, что никакой новой дополнительной защиты добросовестному приобретателю не предоставлено. По мнению Александра Латыева, после 1 января практика применения норм о защите вещных прав вряд ли существенно изменится.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев, напротив, говорил, что изменения, внесенные ко второму чтению, можно охарактеризовать положительно. По его мнению, формулировки документа позволят избежать неоднозначного толкования судами норм о добросовестном приобретении, а это, в свою очередь, будет способствовать единообразию судебной практики. Эксперт также подчеркивал, что изменения помогут защитить права добросовестных приобретателей.

В свою очередь, управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов отмечал, что воля законодателя направлена на защиту интересов добросовестного приобретателя. По его словам, понять верность избранного подхода можно будет только после начала применения новых норм судами.

Получить компенсацию за утрату добросовестным приобретателем жилья теперь проще

Как ранее писала «АГ», прежде на компенсацию могли претендовать две категории граждан: собственник единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, который по не зависящим от него причинам был не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, и добросовестный приобретатель, от которого было истребовано единственное пригодное для постоянного проживания жилье. Теперь в законе осталась единственная категория – добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение в соответствии со ст. 302 ГК. Указанное лицо имеет право на выплату однократной единовременной компенсации за счет казны РФ после вступления в силу судебного акта об истребовании жилого помещения третьим лицом.

Поправки вступили в силу 1 января, при этом требования о компенсации, предъявленные добросовестным приобретателем до дня вступления в силу новых норм, подлежат рассмотрению в соответствии с законодательством, действовавшим на дату их предъявления.

На основании прежних правил потребовать выплату компенсации можно было только при прекращении исполнительного производства по двум основаниям. Первое касалось смерти должника-физлица, объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим в том случае, если обязанности по исполнению решения суда не могли перейти к правопреемнику и быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства. Второе было установлено для юридического лица – его ликвидация.

Согласно принятым поправкам суд должен принять решение о взыскании с государства компенсации, если по не зависящим от добросовестного приобретателя причинам в соответствии с судебным актом о возмещении ему убытков, возникших в связи с истребованием жилого помещения, взыскание по исполнительному документу произведено частично или не производилось в течение 6 месяцев со дня предъявления документа к исполнению.

На основании ст. 68 Закона о госрегистрации недвижимости компенсация производилась в сумме, установленной вступившим в силу решением суда о возмещении третьими лицами вреда, причиненного в результате утраты жилья. При этом был установлен ее предельный размер – 1 млн руб.

Теперь максимальная сумма компенсации не предусмотрена, однако закреплены критерии ее определения. Так, по общему правилу, размер компенсации определяется судом исходя из суммы реального ущерба, однако добросовестный приобретатель может потребовать исчислить компенсацию в размере кадастровой стоимости жилья. Если же суд установит, что добросовестному приобретателю возмещены убытки, возникшие в связи с истребованием от него жилья, размер компенсации будет уменьшен на сумму возмещения.

В то же время, если добросовестный приобретатель утратил жилье вследствие ненадлежащего исполнения полномочий Росреестром, правила новой статьи в данном случае не применяются, а убытки подлежат возмещению в соответствии со ст. 66 Закона о государственной регистрации недвижимости.

Кроме того, добросовестный приобретатель, от которого ранее было истребовано жилое помещение в собственность РФ, ее субъекта или муниципального образования, вправе в течение трех лет со дня вступления поправок в силу обратиться с иском к соответствующему публичному образованию о взыскании компенсации. Удовлетворение требований будет возможно при наличии судебного акта о возмещении убытков, возникших в связи с истребованием от добросовестного приобретателя жилого помещения, который по не зависящим от указанного лица причинам исполнен частично или не исполнен в течение полугода со дня предъявления исполнительного документа.

Комментируя поправки после их принятия, юрист МКА «Князев и партнеры» Мария Рулькова отмечала, что, хотя закон и сейчас допускает получение компенсации за утрату права на жилье, суды зачастую не удовлетворяют такие требования по мотиву отсутствия оснований для привлечения госоргана к ответственности.

Адвокат АП г. Москвы Константин Евтеев указывал, что остаются открытыми вопросы о финансировании и возможных объемах выплат за счет казны, вопросы о подходе к определению реального ущерба и реальной кадастровой стоимости при определении размера компенсации в разных регионах, где цены на жилье могут существенно отличаться.

Советник практики недвижимости «ИНФРАЛЕКС» Анастасия Драскова отмечала, что сложно прогнозировать, как будет работать новый механизм. «На данный момент судами уже установлен очень высокий стандарт доказывания добросовестности, а если в этом процессе будет учитываться финансовый интерес государства, ситуация может усугубиться», – поясняла она.

Условия признания добросовестным

Достаточно распространенное понятие в гражданском обороте правоотношений – истребование имущества у добросовестного приобретателя, доставшееся последнему в результате незаконных действий третьих лиц.

Не важно по какую сторону спора Вы окажетесь, в любой ситуации необходимо правильно определить способ защиты права и обязательно учитывать при подготовке позиции по делу актуальную судебную практику относительно понятия «Добросовестный приобретатель».

Гражданский кодекс устанавливает правовое регулирование, истребования имущества от добросовестного приобретателя.

Пункт 1 ст. 302 ГК РФ гласит, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Все достаточно просто изложено. Лицу, чье имущество оказалось у добросовестного приобретателя, следует обратиться в суд с иском об его истребовании.

При этом формируя исковое заявление, следует быть предельно осторожным, поскольку многие юристы допускают ошибки подавая иск о признании сделки, на основании которой имущество переоформлялось, недействительной и применении последствий ее недействительности.

Так, из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21.03.2003 года № 6-П следует, что: когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке ст. 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества (реституция), и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований должно быть отказано.

Получается, что суд при рассмотрении спора об истребовании имущества у добросовестного приобретателя, должен установить является ли он добросовестным. В свою очередь судебная практика устанавливает критерии добросовестности.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности, принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

Согласно Информационному письму ВАС РФ, если совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества (в том числе явно заниженная цена продаваемого имущества), приобретатель не является добросовестным .

Таким образом, добросовестный приобретатель должен доказать, что он таковым является, и что совершению спорной сделки не сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у него сомнения по объективным причинам.

Удовлетворяя иски об истребовании имущества у добросовестных приобретателей, суды указывают на ст. 461 ГК РФ, в свою очередь устанавливающая право такого покупателя, обратиться в суд с требованием к продавцу, по чьей вине имущество было изъято, о возмещении убытков.

Читать еще:  Договор доверительного управления

По сути, приобретателю, вернувшему имущество по иску об истребовании, следует подавать иск о возмещении убытков к недобросовестному продавцу соответствующего имущества.

Специалисты Юридической компании «Миралс» готовы оказать профессиональную поддержу по делам связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения и добросовестного приобретателя в частности. Обращайтесь к нам за правовой помощью!

ВС пояснил, когда добросовестность приобретателя не подлежит сомнениям

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС17-13675 по делу № A41-103283-2015, согласно которому лицо может быть признано добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неправомочным отчуждателем.

Как следует из решения ВС, в 2010 г. Администрация заключила с ОАО договор аренды земельного участка сроком на 15 лет. Впоследствии ОАО и Общество заключили соглашение о передаче последнему прав и обязанностей арендатора по договору аренды в пределах срока его действия. Затем Общество заявило о намерениях построить на участке предприятие для переработки и хранения сельскохозяйственной продукции, что и было сделано после получения соответствующих разрешений.

Построив предприятие, Общество обратилось в Администрацию с заявлением о выкупе арендованного земельного участка, ссылаясь на нахождение на нем принадлежащих ему объектов недвижимости. Администрация приняла постановление, в котором согласилась с требованиями Общества и заключила с ним договор купли-продажи участка. Получив участок в собственность, Общество продало его и находящиеся на нем постройки Агросервису.

В дальнейшем проверкой Министерства имущественных отношений было выявлено существенное превышение площади проданного Обществу участка по отношению к площади здания, расположенного на нем на момент продажи. В связи с этим Администрация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи участка, заключенного между Администрацией и Обществом, применении последствий данной сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи между Обществом и Агросервисом о прекращении права собственности последнего на данный участок и исключении из ЕГРП соответствующей записи, а также об истребовании участка из чужого незаконного владения Агросервиса. В качестве основного довода истец указал, что земельный участок был предоставлен Обществу в собственность с нарушением законодательства.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорные договоры купли-продажи являются недействительными, однако не истребовал участок из владения Агросервиса, признав его добросовестным приобретателем по возмездной сделке, поскольку участок выбыл из владения собственника по воле Администрации, осуществляющей распоряжение им, и при ее активном участии.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом первой инстанции о ничтожности спорных договоров купли-продажи, но, сославшись на ст. 273, 301, 302 ГК РФ и ст. 36 и 11.9 Земельного кодекса, все же истребовал спорный земельный участок из владения Агросервиса и обязал передать его Администрации, посчитав, что компания не может быть признана добросовестным приобретателем. Эту позицию поддержал и суд округа.

Однако Судебная коллегия ВС РФ посчитала, что суд первой инстанции, признавая недействительным договор купли-продажи, заключенный Обществом и Агросервисом, а другие суды, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в иске Администрации об истребования спорного участка из владения Агросервиса и удовлетворяя данное требование Администрации, неправильно применили нормы материального права.

Суд сослался на п. 1 ст. 302 ГК РФ, которой установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать, то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Также ВС РФ сослался на позицию Европейского Суда по правам человека, согласно которой, если речь идет об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно. ЕСПЧ также указывал, что ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица.

Верховный Суд также указал, что у апелляционного и кассационного судов не было оснований для опровержения вывода первой инстанции о признании Агросервиса добросовестным приобретателем, со ссылкой на то, что он должен был предположить незаконность сделки по предоставлению участка в собственность Общества ввиду существенного превышения площади участка по отношению к размерам расположенных на нем объектов недвижимости. «Нарушение предусмотренного ранее действовавшими ст. 33 и 36 ЗК РФ порядка предоставления земельного участка в собственность Общества является основанием для признания договора недействительным, но не может быть в данном деле критерием для оценки добросовестности последнего приобретателя участка», – указал ВС.

Также Суд отметил, что истребование в пользу Администрации у Агросервиса земельного участка, на котором расположены законно приобретенные им объекты недвижимости, противоречит закрепленному в подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ принципу единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

«Поскольку надлежащим способом защиты интересов собственника является виндикационный иск, предъявляемый к последнему приобретателю имущества, и в данном деле спор о праве собственности на участок между Администрацией и Агросервисом подлежал рассмотрению только путем предъявления виндикационного иска, в удовлетворении которого суд первой инстанции правильно отказал, у судов не имелось правовых оснований для удовлетворения требования Администрации о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного Обществом и Агросервисом», – заключил Верховный Суд.

Руководитель Экспертно-аналитического центра юридической компании LDD Андрей Руднев считает, что в данном случае позиция Судебной коллегии обоснованна и соответствует ГК РФ, Постановлению Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 20 апреля 2010 г. № 10/22, Постановлению КС РФ от 22 июня 2017 года № 16-П, которыми признано, что добросовестным приобретателем недвижимого имущества, право на которое подлежит государственной регистрации, является приобретатель.

«Если только из установленных судом обстоятельств дела с очевидностью не следует, что это лицо знало об отсутствии у отчуждателя права распоряжаться данным имуществом или не проявило должной разумной осторожности и осмотрительности, при которых могло узнать об отсутствии у отчуждателя такого права. Эти положения относятся к недвижимому имуществу, собственником которого могут быть физические и юридические лица, в том числе государственные и муниципальные органы», – прокомментировал Андрей Руднев.

Эксперт считает, что данное определение интересно и тем, что ВС РФ подтвердил позицию Европейского Суда по правам человека. «Это дает возможность при определенных случаях ссылаться одновременно на позиции Судебной коллегии Верховного Суда РФ и ЕСПЧ», – отметил он.

Адвокат АБ «Яблоков и партнеры» Александр Тамодлин сообщил, что практика обращения в суд по вопросам недействительности сделок и истребования из чужого незаконного владения встречается достаточно часто. При этом эксперт отметил, что применение этих правовых институтов оставляет желать лучшего как со стороны заявителей, так и со стороны судов.

«Зачастую не спасает даже наличие руководящего Постановления Пленума № 10/22, в котором, казалось бы, эти вопросы “разобраны по косточкам”. Тем отраднее, что в данном деле фундаментально правильное решение было вынесено судом первой инстанции», – оценил эксперт.

Александр Тамодлин считает, что это определение находится в фарватере ранее сформированной позиции, но представляет определенный интерес: «На конкретном примере фактически сформулирована позиция относительно отсутствия у последнего приобретателя обязанности предполагать возможную незаконность при переходе права от государства или муниципалитета к первому частному собственнику. Кроме того, в мотивировочной части определения коллегия, полагаю, не просто ради красного словца сослалась на положения ч. 2. ст. 167 ГК РФ об обязанности стороны возместить стоимость полученного по недействительной сделке при невозможности вернуть в натуре. Возможно, это завуалированное указание на надлежащий способ защиты нарушенного права в ситуации, когда имущество не может быть истребовано у добросовестного приобретателя».

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector