Zavialovo.ru

Юридическая консультация
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Должник продал имущество после решения суда

Банкротство продавца недвижимости – опасно ли покупать квартиру должников?

Вот уже более 4 лет назад, начиная с 1 октября 2015 года, принят закон, позволяющий физическим лицам осуществить процедуру банкротства в отношении самого себя, в результате которой гражданин сможет списать все свои долги и начать жизнь «с чистого листа».

В настоящее время процедура банкротства физических лиц становится все более популярной, услуги по юридическому сопровождению процедуры банкротства все более активно пользуются спросом и граждане нередко выбирают этот путь для освобождения от кабальных платежей по кредитной неподъемной ноше ли от других финансовых обременений, ставших для гражданина неподъемными: получить задолженность не так сложно, а вот расплатиться бывает намного труднее, никто не хочет всю жизнь «тянуть лямку» выплаты долгов по обязательствам.

На практике часто возникает вопрос: есть ли риски в приобретении имущества у гражданина, имеющего задолженности перед банком или службой судебных приставов? Можно ли приобретать объект недвижимости у гражданина, находящегося в тяжелом финансовом положении или уже в предбанкротном состоянии?

Осторожный юрист всегда скажет нет, рисковать не стоит. Однако не всегда надо категорично отвечать на данный вопрос, не разобравшись досконально в ситуации: должник должнику — рознь.

Чтобы должник был признан банкротом, ему необходимо накопить задолженность размером не менее 500 тысяч рублей и доказать в суде невозможность погашения указанной задолженности в течение 3 и более месяцев. Требования не сложны, необходимо наличие хотя бы одного из следующих обстоятельств:

— должник перестал рассчитываться с кредиторами;

— свыше 10% кредитных обязательств должником не исполнены на протяжении более 1 месяца;

— долг гражданина выше, чем стоимость имущества, которое у него имеется,

— а также имеется постановление о прекращении исполнительного производства вследствие отсутствия у человека имущества, которое можно арестовать.

На сегодняшний день в данную категорию может попасть практически любой гражданин, лишившийся постоянного дохода и имеющий обязательства по выплате ипотечного или потребительского кредита, не желающий или не имеющий возможности возвращать долги.

В чем же заключаются риски приобретения объекта недвижимости у лица из категории риска банкротства?

Многие должники, заранее догадываясь о том, что их имущество будет включено в конкурсную массу, умышленно продают или дарят его своим родственникам, надеясь в последующем вернуть его обратно. Именно для того, чтобы избежать подобных случаев, законодатель ввел институт оспаривания сделок – признание их недействительными через суд. Итак, согласно ФЗ «О банкротстве», к сделкам признанным недействительным относятся – подозрительные сделки и сделки с предпочтительностью.

Подозрительная сделка — это сделка, которая совершена в течение 1 года до принятия заявления о признании гражданина банкротом, в случае, когда цена объекта существенно занижена. Так, должник продал квартиру за 8 месяцев до начала процедуры банкротства. Сумма сделки составила 500 000 рублей. Однако, при проведении процедуры банкротства, данная сделка была оспорена и аннулирована судом по причине того, что рыночная стоимость имущества составляла около 1 500 000 рублей. Также к подозрительным относится сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, сделка содержит такие признаки, как:

-безвозмездный характер сделки,

-сделка совершена в отношении заинтересованного лица,

-после сделки должник не передал имущество и продолжал им пользоваться.

Такая сделка оспаривается, если она совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия заявления о признании банкротом.

Немаловажный момент – другая сторона при этом должна быть признана заинтересованным лицом либо знать о неплатежеспособности и недостаточности имущества.

Судебная практика показывает, что особое внимание суды обращают на дарение. Так, должник подарил своему несовершеннолетнему сыну земельный участок за год до банкротства, надеясь на то, что у несовершеннолетнего имущество отнять не должны. Однако суд решил иначе, поскольку, во-первых, эта сделка была совершена безвозмездно, а, во-вторых, в отношении заинтересованного лица.

Сделка, совершенная с предпочтением – это сделка, которая привела или может привести к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии Законом о банкротстве. Например, должник передает квартиру в счет оплаты долга лишь одному кредитору, а остальные остаются ни с чем.

Итак, если собственник квартиры является банкротом, а в отношении него имеются имущественные иски или ведётся исполнительное производство, то продажу им квартиры с большой вероятностью смогут оспорить кредиторы. В этом случае квартира вернётся прежнему собственнику, а покупатель встанет в очередь кредиторов, чтобы получить деньги, заплаченные за квартиру. Причём, если человек на момент продажи жилья не был банкротом, но обанкротился в течение трёх лет после заключения сделки, кредиторы могут доказать в суде, что продажа была проведена чтобы вывести имущество должника, и такая сделка будет признана недействительной. Отметим, что оспариванию подлежат не только сделки, совершенные самим должником, а также и сделки его супруга, совершенные с имуществом, которое может быть признано совместно нажитым. Так, например, заключенный перед началом процедуры банкротства брачный договор может быть оспорен и аннулирован как нарушающий права кредиторов банкрота.

Не все сделки при банкротстве подлежать оспариванию, например, не может быть оспорена сделка должника по продаже единственного жилья, сделка, совершенная до возникновения кредитного обязательства, повлекшего банкротство, а также иные сделки, в которых отсутствуют признаки оспоримости. К сожалению, невозможно предугадать и быть на 100% уверенными, что продавец будет исправно платить кредиты, и что его финансовое положение стабильно, а законодательство исправно защищает интересы обманутых кредиторов, лишившихся возможности возмещения долга из-за отчуждения недвижимости должником, делая практически любую сделку должника оспоримой. Кроме того, сложно установить наличие задолженности по кредитам у продавца, если на момент сделки он исправно оплачивает кредиты и дело не дошло до судов и судебных приставов, тем более что кредитная история продавца является конфиденциальной. Поэтому, при решении вопроса о приобретении недвижимого имущества, необходимо обращаться к опытным специалистам по недвижимости заручаться правовой поддержкой юристов, которые сориентируют в технике безопасного проведения сделок, подскажут как подстраховаться наперёд от признания сделки недействительной в связи с наступившим банкротством продавца, как впоследствии доказать то, что сделка была совершена законно и не потерять право собственности на квартиру добросовестному покупателю.

Немаловажным в степени безопасности сделки является тот фактор, приобретаете ли вы недвижимость через крупное агентство с системой юридических гарантий (страхование, юридическое сопровождение) или самостоятельно, на свой страх и риск. Бесспорно, предпочтительнее выбрать первый вариант, обратившись к специалистам.

Должник продал имущество после решения суда

На сегодня в Украине одним из самых распространенных механизмов уклонения должников от финансовой ответственности является преднамеренное отчуждение имущества в пользу третьих лиц.

Данная статья и судебная практика показательно рассматривает, какие сделки дарения имущества должника и при каких условиях подпадают под фиктивность.

Не раз, после многочисленных и долгосрочных судебных тяжб, кредитор остается ни с чем, имея «на руках» принято судебное решение, вступившее в законную силу о взыскании с должника денежных средств.

Все потому, что существует определенный спорный «законный» механизм, которым не пренебрегают недобросовестные должники.

Таким образом, большинство взыскателей по вышеуказанных действий не получают в счет погашения задолженности абсолютно ничего.

В результате, суды переполнены судебными делами о признании таких «псевдо-заключенных» договоров, об отчуждении в пользу других лиц недействительными.

Несмотря на вышесказанное, обстоятельства дела, по цели дарения бывают разными, в том числе и в пользу родственников, поэтому расценивать каждый сделка дарения имущества, как фиктивный, не всегда соответствует цели уклонения.

Так вот, недавно в одной из таких дел Большая палата Верховного суда приняла новое постановление по делу № 369/11 268/16-ц от 03.07.2019 г. по признанию договора дарения дома и земельного участка должником в пользу своих родственников недействительным на основании признаков фиктивности такой сделки и указала на необходимые признаки фиктивности.

Фабула дела.

Банк обратился с иском к должнику о признании договоров недействительными на основании фиктивности сделок.

Обосновывая иск, Банк указал на то, что заключая спорный договор дарения, ответчик (должник) знал о судебном решении о взыскании с него долга в пользу истца, поэтому мог предусмотреть негативные последствия для себя в случае исполнения судебного решения путем обращения взыскания на недвижимое имущество, а значит оспариваемые сделки являются фиктивными.

Предметом обжалования выступили договора дарения дома и земельного участка, которые истец признавал недействительными, а также требования об отмене государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество по этим договорам.

Решения судов.

На основании указанного обоснования, решением суда Киевской области от 16 ноября 2017 иск банка был удовлетворен в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о фиктивности оспариваемых сделок и считал отсутствовать основания для отмены решения суда.

Должник не согласился с позицией судов предыдущих инстанций и подал кассационную жалобу.

Изучив доводы Банка Верховный Суд в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда пришел к выводу о наличии правовых оснований для передачи дела на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда.

Принято во внимание, что на момент заключения сделок недвижимое имущество в аресте не находилось, в рамках исполнительного производства по принудительному исполнению решения суда о взыскании долга никаких обременений на спорное имущество государственным исполнителем наложен не было. Указано на то, что судебные решения основываются на заключении о фиктивности заключенных договоров дарения только ввиду того, что приговором суда с ответчика взысканы деньги, и он отстранил имущество в пользу близких родственников.

Но вместе с тем, ОП ВС противопоставила, что все эти действия, на которые ссылался божница не является основанием для вывода о фиктивности сделок в понимании положений статьи 234 ГК Украины.

В свою очередь ВС отметил, что основными признаками фиктивной сделки являются:

  1. введение в заблуждение (до или в момент заключения сделки) третьего лица относительно фактических обстоятельств сделки или действительных намерений участников;
  2. сознательное намерение невыполнение обязательств договора;
  3. сокрытие истинных намерений участников сделки.

В частности, отмечается также в том, что заключение договора, по своему содержанию противоречит требованиям закона, поскольку не направлена ​​на реальное наступление обусловленных им правовых последствий, является нарушением части первой и пятой статьи 203 ГК Украины, по правилам статьи 215 настоящего Кодекса является основанием для признания его недействительным в соответствии со статьей 234 ГК Украины.

Читать еще:  Заявление о розыске имущества должника образец

Большая Палата Верховного Суда учитывает, что фиктивная сделка характеризуется тем, что стороны совершают такую ​​сделку только для вида, знают заранее, что он не будет выполнен, считает, что такая противозаконная цель, как заключение лицом договора дарения имущества со своим родственником с целью сокрытия этого имущества от конфискации или обращения взыскания на указанное имущество в счет погашения долга, свидетельствует, что его правовая цель иная, чем та, что непосредственно предусмотрена сделке (реальное бесплатное передачи имущества в собственность другому лицу), а том что сделка является фиктивной и может быть признан судом недействительной.

То есть, руководствуясь новой правовой позицией ОП ВС доказательства фиктивности такой сделки должно основываться на доказывании обстоятельств умышленного уклонения от ответственности с целью сокрытия спорного имущества от конфискации или обращения взыскания на указанное имущество в счет погашения долга и всех указанных признаков, свидетельствующих об указанном.

Поэтому, учитывая позицию ОП ВС, доказывание фиктивности договора дарения должно базироваться на отсутствии реальных намерений сторон подарить дар, несоответствия последствий заключения договора правовой природе договора, а также родства одаренных лиц с должником (с целью избежания ответственности перед взыскателем — банком).

ОП ВС указала, что именно такие правовые выводы сделаны в постановлениях Верховного Суда Украины от 19 октября 2016 (производства N 6-1873цс16), от 23 августа 2017 по делу 306/2952/14-ц и от 9 сентября 2017 по делу N 359/1654/15-ц, где указано о неправильности применения судами предыдущих инстанций статей 203, 215, 234 ГК Украины в спорах, возникших из договоров дарения недвижимого имущества, заключенных сторонами, которые являются близкими родственниками, без проверки следующих обстоятельств:

  • предвидели эти стороны реальное наступление правовых последствий, обусловленных спорными сделками;
  • или направлены действия сторон договоров на фиктивный переход права собственности на недвижимое имущество к близкому родственнику с целью скрыть это имущество от выполнения в будущем за его счет судебного решения о взыскании денежных средств;
  • в частности, продолжал даритель фактически владеть и пользоваться этим имуществом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. По моему мнению, такая позиция суда является несколько спорным, ведь ОП ВС отошла от конституционного принципа нерушимости права собственности (свободного владения, пользования и распоряжения имуществом собственника по своему усмотрению) в разрез основополагающим правам одаренных лиц, в действительности приобрели право собственности на недвижимость и лишены этого права судом необоснованно.

К тому же, в этом деле не установлены бесспорные обстоятельства, указывали бы на стопроцентную наличие признаков, характеризующих совершенные сделки, как фиктивные, которые определены ОП ВС.

В частности, следует учесть, что Банк пытался использовать законодательную возможность применения в гражданском производстве мер обеспечения иска, однако судом было отказано в удовлетворении заявления от 2017 года на основание необоснованности.

А так как, еще в 2012 году, Банк получил исполнительный лист, последний мог обратиться с ходатайством о наложении ареста на имущество должника по для исполнения судебного решения. Однако, Банк упустил по собственной оплошностью контроль над исполнением решения, дополнительно проигнорировал право обратиться в первую очередь, в органы ГИС с жалобами на бездействие по выполнению долга наложения ареста на имущество божницы при отсутствии средств в удовлетворении требований взыскателя.

В свою очередь, Должник подарил имущество в 2016 году, то есть после 4 лет с момента вынесения решения по гражданскому иску и получения исполнительного листа.

Итак, материалы дела свидетельствуют о неоднозначности в «фиктивных намерениях» дарения.

Как видим, ситуации бывают совершенно разными и не всегда оправданными, поскольку обстоятельства дела в этом кейсе, не столь безусловными но не презюмируются прямому умыслу должника уклониться от финансовой ответственности. Как может быть выполнено такое решение — также остается со знаком вопроса. Поэтому такая позиция ОП ВС может остаться не реализованной на практике.

Суд, должен обратить внимание на имеющиеся недостатки со стороны Банка (взыскателя) и защитить полноправных законных владельцев, вместо принятия Постановления, которая лишает права собственности лиц, законным способом приобрели право собственности на недвижимое имущество и стали жертвами ответственности других лиц, вопреки конституционным принципам .

Надеюсь, что одаренные новым имуществом лица не сдадут свои позиции в защите своего права и обратятся в Европейский суд по правам человека с их защитой по для установления действительной и объективной истины.

ВС решал, вернет ли «физик» имущество в конкурсную массу

Компания «Казтрансстрой» в октябре 2015 года за 575 000 руб. продала тепловые сети обществу «ВСУ», которое раньше учредила самостоятельно. В декабре в «Казтрансстрое» ввели наблюдение (дело № А65-27171/2015). А уже в начале 2016 года актив начал свой путь по различным собственникам. Сперва «ВСУ» продало его «РСУ», а после начала конкурсного производства в «Казтрансстрое» «РСУ» тоже избавилась от актива, продав его Рифату Файзиеву.

Конкурсный управляющий «Казтрансстроя» и его кредиторы обратились в суд, чтобы признать все три договора купли-продажи недействительными и вернуть имущество в конкурсную массу.

Первая инстанция решила, что спор неподсуден арбитражному суду, ведь ответчик Файзиев является физическим лицом. Последствия недействительности сделки все же применили, но деньгами – с «ВСУ» взыскали рыночную стоимость сетей на момент заключения договора. Суд указал на то, что после отчуждения объект перешёл в собственность общества «РСУ», что исключает его возврат в конкурсную массу.

Апелляция обязала «РСУ» вернуть имущество в конкурсную массу, назвав мнимой сделкой третий договор купли-продажи, который заключили «РСУ» и Файзиев. Суд округа согласился с выводами судов о признании оспариваемых сделок недействительными, но не нашел оснований для истребования тепловых сетей у «РСУ». Кассация постановила взыскать с общества рыночную стоимость объекта, который хотя и находится во владении «РСУ», но принадлежит на праве собственности Файзиеву.

Управляющий «Казтрансстроя» обратился с жалобой в Верховный суд. Заявитель полагает, что поскольку Файзиев является конечным собственником тепловых сетей и непосредственным участником взаимосвязанной цепочки мнимых сделок, совершённых одной и той же группой лиц и охватываемых единой противоправной целью, то он обязан вернуть объект в конкурсную массу.

Экономколлегия рассмотрела спор и решила, что спор нужно рассмотреть заново. Дело вернули в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Как взыскать долг с компании, у которой нет имущества

Когда суд принимает решение о взыскании долга, кредитор получает исполнительный лист и обращается с ним в службу судебных приставов. Это эффективно, если у должника есть имущество. Но часто должники заранее выводят ценные активы. Например, логистическая компания-должник получила претензию об оплате долга, а спустя три недели уступила свою дебиторскую задолженность с условием о рассрочке оплаты на 4,5 года организации, которая была создана за несколько дней до подписания договора. Суд признал действия должника направленными на сокрытие имущества от взыскания кредитором. Актив вернули. За его счет удалось погасить большую часть долга.

Когда надо взыскать долг, у кредитора есть три варианта действий:

1. Вернуть активы должника, намеренно спрятанные у третьих лиц, и для этого оспорить сделки.

В суде кредитор должен обосновать нарушение своих законных интересов через возможность взыскания активов: если бы этой сделки не было, он бы получил свои деньги за счет предмета сделки. Дополнительными доводами могут быть: продажа имущества по заниженной стоимости (от 30% ниже рыночной) или с существенной рассрочкой платежа (на год и более), заключение сделки с лицом, знающим о кредиторской задолженности, и проч.

Если кредитору известны объекты, принадлежавшие должнику, он может узнать о выводе имущества из сведений ЕГРН, а об отчуждении долей – в открытом ЕГРЮЛе. Информация о сделках может фигурировать и в судебных актах с участием должника или стать известной от общих контрагентов.

Производственная компания задолжала банку более 100 млн руб. Кредитор узнал, что его должник продал объект недвижимости фирме, созданной незадолго до совершения сделки. Хотя банк вел с должником переговоры о получении данного актива в качестве обеспечительного залога. Сделку банк оспорил. Суд решил, что она заключалась с единственной целью – не выплачивать долг кредитору.

Частая ошибка кредиторов – затягивание с подачей заявления об оспаривании сделки. За это время актив могут перепродать, и это затруднит или сделает невозможным его возврат.

Оспаривание сделки может занять от 6 до 24 месяцев и обойтись кредитору в сумму от 500 000 руб.

2. Инициировать банкротство должника.

Сведения о совершенных сделках не всегда доступны кредитору, и в этих случаях можно использовать другие способы. Банкротство должника дает важные преимущества:

Поданное в суд заявление о признании банкротом побуждает должника устранить проблему. Нередко после этого компании добровольно выплачивают долги кредиторам (это связано с ужесточением норм о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц).

Заявления о признании банкротом в отношении одного лица рассматриваются судом в хронологическом порядке. Чем раньше заявление подано, тем выше вероятность вернуть долг и меньше других кредиторов в очереди перед вами. У кредиторов есть также право объединить требования для совместного рассмотрения судом. Можно ходатайствовать и об ускорении рассмотрения дела.

Активные действия одной строительной компании привели к аресту имущества компании-должника, которая поставляла тепловую энергию и задолжала энергетической производственной компании. Действия строительной компании были направлены не на должника, а на его дебитора – энергетическую компанию и привели к остановке ее работы. Обострение ситуации вынудило должника полностью выплатить долг.

Признание должника банкротом позволяет получить полную информацию о его деятельности и финансовом состоянии. Кредитор получает сведения о нем не только на момент введения банкротства, но и как минимум за три последних года. Это позволяет выявить имущество и оспорить сделки.

3. Привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Личную финансовую ответственность за долги компании несут: руководитель, собственники, главный бухгалтер и другие лица, принимавшие важные решения. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подается в деле о банкротстве. Заявителю необходимо доказать, что банкротство компании – результат недобросовестных или неразумных действий контролирующих лиц. К недобросовестным действиям относят уклонение от выплаты долгов, потерю бухгалтерской документации и проч. А неразумные действия – это, например, сделки, совершенные без соблюдения требующихся внутренних процедур.

В заявлении кредиторы должны обосновать, что действия контролирующего лица привели к банкротству, а не только противоречили интересам должника и являлись недобросовестными.

Когда что лучше применять

Читать еще:  Общее имущество собственников многоквартирного дома

Оспаривать сделки (вне дел о банкротстве) нужно, если кредитор может полностью или по большей части погасить долг за счет отчужденного актива. Инициировать банкротство следует во всех иных случаях, в том числе если кредитор не полностью осведомлен о финансовом состоянии должника и совершенных им сделках, а также при наличии других кредиторов.

Привлекать к субсидиарной ответственности бенефициаров можно только в деле о банкротстве. Практика показывает, что именно институт банкротства наиболее эффективен и востребован среди кредиторов из-за его широкого инструментария.

Отвлекает реклама? С подпиской вы не увидите её на сайте

  • Подписка
  • Реклама
  • Справочник компаний
  • Об издании
  • Редакция
  • Менеджмент
  • Архив
  • Наши проекты

    • Спорт
    • HBR Россия
    • Как потратить
    • Ведомости&
    • Карьера
    • Конференции
    • Практика

    Контакты

    Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

    Ведомости в Facebook

    Ведомости в Twitter

    Ведомости в Telegram

    Ведомости в Instagram

    Ведомости в Flipboard

    Сетевое издание «Ведомости» (Vedomosti) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 27 ноября 2020 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-79546.

    Учредитель: АО «Бизнес Ньюс Медиа»

    Главный редактор: Шмаров Андрей Игоревич

    Рекламно-информационное приложение к газете «Ведомости». Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за номером ПИ № ФС 77 – 77720 от 17 января 2020 г.

    Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на vedomosti.ru

    Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

    Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных

    Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2020

    Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на vedomosti.ru

    Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

    Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2020

    Сетевое издание «Ведомости» (Vedomosti) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 27 ноября 2020 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-79546.

    Учредитель: АО «Бизнес Ньюс Медиа»

    Главный редактор: Шмаров Андрей Игоревич

    Рекламно-информационное приложение к газете «Ведомости». Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за номером ПИ № ФС 77 – 77720 от 17 января 2020 г.

    Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных

    Оспаривание сделок при банкротстве физического лица

    Сделки, совершенные за 3 года до банкротства, могут быть оспорены (отменены)!

    Многие воспринимают этот факт без словосочетания «могут быть» и отказываются от банкротства лишь потому, что 2 года назад продали автомобиль. На самом деле, оспорить («аннулировать») сделку в процедуре банкротства физического лица не так-то просто, особенно, если сделка совершена более года назад. Дочитав статью до конца, Вы узнаете, как и какие сделки могут быть оспорены в банкротстве, а также сможете самостоятельно оценить собственные сделки на предмет оспоримости.

    Уважаемые читатели, в одной статье не получится разобрать все нюансы оспаривания сделок при банкротстве. Мы постарались привести и разобрать наиболее распространенные ситуации. Если «на кону» дорогостоящее имущество, то лучше доверить анализ Ваших сделок и защиту Вашего имущества профессионалам! К сожалению, зачастую, люди обращаются к нам слишком поздно. Например, когда уже сделку оспорил суд первой инстанции, и помочь в этой ситуации довольно-таки сложно. Своевременное участие профессиональных юристов компании «Долгам.НЕТ» позволит Вам и покупателям Вашего имущества «оставить все на своих местах». Стоимость наших услуг несоизмеримо меньше суммы потерь от возможного оспаривания сделок. Не надейтесь «на авось», звоните и получите консультацию по телефону: 8-800-333-89-13.

    Отмена сделок при банкротстве физических лиц

    В процедуре банкротства физического лица финансовый управляющий или кредиторы могут оспорить сделки должника, совершенные за три года до принятия судом заявления о признании банкротом. Поэтому, зная о наличии каких-либо сделок с недвижимостью, автотранспортом, банк может инициировать Ваше банкротство самостоятельно, чтобы получить возможность их оспорить. Оспаривание сделок входит в непосредственные обязанности финансового управляющего в деле о банкротстве, поэтому если он работает за счет кредитора, то наверняка будет более настойчив, чем если бы его услуги оплачивали Вы. Как говорится, «кто платит, тот и заказывает музыку».

    Кроме того, у финансового управляющего или у кредиторов есть возможность признать недействительными сделки, совершенные после 1 сентября 2010 года (за период более 3-х лет) на основании общих норм Гражданского кодекса РФ (ст. 10 и ст. 168 ГК РФ). Сделки за 3-х летним периодом по общим нормам ГК РФ в процедурах банкротства физического лица оспариваются не часто и при условии, что:

    • На момент совершения сделки должник знал о наличии долга и невозможности его оплатить;
    • Налицо злоупотребление правами со стороны должника (в короткий промежуток времени отчуждается всё ликвидное имущество, за счет которого долги перед кредиторами могли бы быть погашены).

    Кредитор, или финансовый управляющий должен доказать, что сделка совершена с единственной целью — причинить вред кредиторам. Что, как Вы понимаете, довольно-таки сложно. Примером таких сделок являются:

    • дарение, продажа по заниженной стоимости объекта собственности заинтересованному лицу (близкому родственнику) при наличии признаков неплатежеспособности (например, наличие просрочек по кредитам);
    • дарение, продажа имущества после вынесения решения суда о взыскании с Вас задолженности с целью избежать обращения взыскания на данное имущество.

    На практике, указанные общие нормы Гражданского кодекса применяются при банкротстве физических лиц, задолжавших десятки, сотни миллионов рублей.

    Чем больше времени с момента совершения сделки прошло, тем меньше шансов ее оспорить:
    • второй стороной сделки выступал близкий родственник или иное лицо, знавшее о том, что сделка совершается с целью причинить вред кредиторам;
    • должник на момент совершения сделки отвечал признакам неплатежеспособности (например, имелась просрочка по кредитам, неоплаченный в срок налог) или недостаточности имущества (стоимость имущества на момент сделки была меньше суммы обязательств);
    • в результате сделки был причинен вред кредиторам (вред кредиторам наносят сделки, совершенные по «заниженным ценам», договора дарения и т.п. сделки, которые привели к ухудшению материального положения должника);
    • если проданное (подаренное) имущество не входит в перечень «неприкосновенного имущества».

    Бремя доказывания этих условий лежит на заявителе: финансовом управляющем или кредиторе.

    Сделки с единственным жильем

    Сделки должника с жильем, являющимся единственным пригодным для его проживания, не причиняют вреда кредиторам, т.к. не могут быть реализованы в рамках исполнительного производства или в процедуре реализации имущества в деле о банкротстве физических лиц. Однако, несмотря на это, на практике часто такие сделки оспариваются судами в процедурах банкротства. Смысл «разворота» таких сделок не понятен, т.к. в результате все равно вернувшееся единственное жилье в рамках процедуры банкротства не реализуется на основании статьи 446 ГПК РФ.

    Пример 1. Должник продал маме дачу 1,5 года назад (после 1 октября 2015 года), у него же осталось единственное жилье — квартира. Первые просрочки у должника начались 2 года назад, и просрочка платежа начала носить регулярный характер. Должник или его кредитор подали заявление о признании его банкротом.

    Финансовый управляющий имеет реальные шансы оспорить сделку по продаже дачи. Единственное, что нужно будет доказать в этом случае для оспаривания сделки — это наличие вреда кредиторам. Для этого будет исследоваться: рыночность цены сделки, реальность расчетов по сделке, дальнейшая судьба полученных должником денежных средств.

    Пример 2. Должник имел 2 квартиры, одну подарил 2 года назад своему отцу. Кредиты взял уже после совершения сделки и лишь три месяца назад лишился работы и, как следствие, перестал оплачивать кредиты. Обратился в суд о признании его банкротом.

    Финансовый управляющий и кредиторы не смогут оспорить сделку по дарению квартиры, т.к. на момент совершения сделки отсутствовали какие-либо обязательства перед кредиторами.

    Пример 3. Должник за 8 месяцев до подачи заявления о признании себя банкротом продал свою трехкомнатную квартиру в центре Москвы за 1 000 000 рублей (цены на недвижимость в центре Москвы мы приводить не будем, но и так понятно, что один миллион – это сильно заниженная цена для трешки в центре Москвы). В банкротстве эта сделка может быть оспорена финансовым управляющим.

    Именно для оценки финансовым управляющим возможности оспаривания сделок при подаче заявления о признании банкротом в перечень прилагаемых к нему документов входят копии документов о совершавшихся в течение 3-х лет сделках с недвижимостью, ценными бумагами, транспортными средствами и иных сделках на сумму свыше 300 000 рублей.

    Даже если должник скрыл информацию о сделках, совершенных в 3-х летний период, финансовый управляющий узнает об этом. Ведь финансовый управляющий в обязательном порядке запрашивает сведения об имуществе и сделках должника в Россреестре, ГИБДД, ГИМС, Гостехнадзоре, ФНС и т.д.

    Какие сделки оспариваются

    • брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
    • уплата налогов и сборов;
    • действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение;
    • перечисление другому кредитору в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника;
    • банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами;
    • выплата заработной платы, в том числе премии — для индивидуальных предпринимателей.

    Мы рассмотрели наиболее распространенные ситуации. Зачастую, мелкие нюансы могут сыграть важную роль при рассмотрении вопросов об оспаривании сделок при банкротстве физических лиц. Мы рекомендуем не полагаться на случай и не подходить к этому вопросу поверхностно, а доверить анализ Ваших сделок профессионалам.

    В команде проекта «Долгам. Нет» работают грамотные юристы и финансовые управляющие, которые наверняка определят, какие из Ваших сделок подлежат оспариванию, и помогут защитить Ваши интересы. Банкротство физических лиц и ИП — профиль нашей компании, поэтому мы осведомлены обо всех последних изменениях в законодательстве.

    Мы оказываем профессиональные услуги по анализу сделок, совершенных в преддверии банкротства (за 3 года), а также осуществляем юридическую защиту интересов должника при обособленных спорах об оспаривании сделок в процедуре банкротства. Подробности по телефону 8-800-333-89-13.

    ВС запретил забирать квартиру у добросовестного приобретателя

    Банкротство обновило владельца жилья

    В 2015 году Мария Дьякова* продала Вере Иглиной* однокомнатную квартиру на юге Москвы. Покупательница заплатила за 36-метровую «однушку» 9,3 млн руб. Право собственности зарегистрировали в госреестре. Два года спустя Дьякова обанкротилась. Суд начал реализацию имущества, а арбитражный управляющий попросил признать недействительным договор купли-продажи жилья, заключенный с Иглиной. АСГМ в 2018 году удовлетворил заявление управляющего и признал право собственности на квартиру за Дьяковой. В итоге квартиру, вернувшуюся прежней владелице, продали с торгов в декабре 2018 года за 6,8 млн руб. Жилье купил Дмитрий Решетов*. За день до подписания договора он вместе с арбитражным управляющим пришел посмотреть жилье. Владелицы не оказалось дома, а соседи Иглиной не пустили мужчин в коридор, вызвали полицию и позвонили родственникам собственницы. Тогда управляющий составил иск о признании Иглиной утратившей право на пользование квартирой. В иске он указал, что женщина, не являясь собственником фактически, пользуется жильем: хранит там свои вещи и отказывается передать ключи. В начале 2019 года квартиру зарегистрировали на Решетова, нового владельца.

    Сложности оспаривания

    Иглина до последнего момента ничего не знала о ситуации. Ей не было известно ни о банкротстве бывшей хозяйки квартиры, ни о проведенном судебном заседании, его результатах и последующей продаже ее жилья Решетову. В итоге ей пришлось вести сразу три процесса в суде: оспаривать недействительность договора купли-продажи квартиры, собственное выселение, а также добиваться признания права собственности на жилье. До Верховного суда дошел последний спор.

    Изначально СОЮ установил, что Иглина была добросовестным покупателем и квартира никогда не выбывала из ее собственности. Оспорить торги и признать право собственности на помещение в арбитражном суде оказалось сложнее.

    Изначально АСГМ признал недействительными результаты торгов, но это определение не устояло в апелляции. Там заявление Иглиной признали необоснованным. Суд решил, что торги можно признать недействительными только при нарушении процедуры их проведения, а в случае с Иглиной их не было. Квартира на момент продажи новому владельцу была включена в конкурсную массу должника. Суд округа согласился с таким подходом.

    Что сказал ВС

    Коллегия по экономическим спорам Верховного суда, где в итоге и оказался спор, нашла у нижестоящих коллег ошибки. В определении (дело № А40-109856/2017) ВС указал, что Иглина стала собственницей квартиры на основании действительного договора купли-продажи. Записи о восстановлении права собственности Дьяковой на квартиру недостоверные, сделал вывод ВС, то есть управляющий не мог распоряжаться квартирой. Решетов, новый покупатель с торгов, должен был проявить должную осмотрительность. Стоило как минимум осмотреть недвижимость перед сделкой. Уже после этой процедуры проблемы с собственностью стали бы очевидны. В сложившихся обстоятельствах его нельзя считать добросовестным приобретателем, указала коллегия по экономспорам под председательством судьи Ивана Разумова.

    Также ВС напомнил о специальных правилах передачи недвижимости от продавца к покупателю, включая подписание передаточного акта и регистрацию перехода права собственности, которая делается в первую очередь. Если же передача происходит после регистрации, то такое условие указывают в договоре. В случае с квартирой Иглиной в соглашении управляющий и новый покупатель этого не предусмотрели. Из этого следует, что акт передачи жилья новому владельцу заведомо недостоверный, указал ВС. Ведь имуществом на момент передачи владел другой человек.

    Коллегия сочла, что права Иглиной нарушил не факт торгов и договора с новым покупателем, а регистрация права собственности. «Она была осуществлена безосновательно и привела к тому, что юридическая судьба квартиры была решена вопреки воле собственника, оставшегося лишь фактическим владельцем», – говорится в определении.

    При этом, отметила коллегия, Иглина правильно обратилась в суд и выбрала нужного ответчика – правообладателя по госреестру, и подтвердила иск нужными доказательствами. Решение должно было стать основанием для корректировки записи в госреестре. При этом экономколлегия не смогла удовлетворить требования заявительницы. Оказалось, что уже после истребования дела в ВС Решетов перепродал квартиру и зарегистрировал переход прав в госреестре. Этого нового владельца к делу не привлекли.

    В итоге выводы ВС свелись к тому, что право собственности нового владельца на квартиру никогда не возникало. Постановления судов апелляционной инстанции и округа полностью отменили, а определение первой инстанции отменили в части: требование о признании права собственности Иглиной на квартиру суд направил на новое рассмотрение в АСГМ. Там суду предстоит привлечь в качестве ответчика последнего правообладателя квартиры, оценить его действия в рамках очередной сделки с имуществом уже в процессе суда и разрешить вопрос о признании права собственности Иглиной на спорное жилье.

    Эксперты о рисках

    К сожалению, ситуации, в которых добросовестный покупатель фактически теряет приобретённую недвижимость, встречаются все чаще и чаще, рассказывает Артем Кадников, ведущий юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30 место По количеству юристов 39 место По выручке Профайл компании × . Наиболее популярными основаниями для оспаривания сделок в банкротстве являются нерыночные условия сделки. Чтобы сократить риски, в договоре надо указывать реальную цену приобретаемого имущества, платить за покупку только переводом на счет продавца, советует юрист.

    Александра Воскресенская, юрист КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право 4 место По количеству юристов 11 место По выручке 16 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × , напротив, нечасто встречается с ситуацией, подобной делу в ВС: обычно собственник привлекается с самого начала процесса, поэтому так далеко всё не заходит.

    Управляющие, являясь профессиональными участниками арбитражного процесса, должны проверять все документы при оспаривании сделок по купле-продаже недвижимости. Сейчас это достаточно просто и для простых физических лиц, потому что самые основные данные находятся в открытом доступе.

    Александра Воскресенская, «Юков и партнеры»

    Запрос отчета из Бюро кредитных историй о продавце, который советуют делать перед покупкой недвижимости риелторы и юристы, может помочь только частично, замечает Кадников: в данных БКИ не отражаются долги перед физлицами. Также часто в договоре купли-продажи указывают на отсутствие у продавца кредиторской задолженности, но и этот способ защиты не дает гарантий от последующего оспаривания.

    – Заказать расширенную выписку из ЕГРН на квартиру. В ней будет информация о переходе прав собственности.

    – Проверить всех правопредшественников по картотекам СОЮ и арбитражных судов; обратить внимание на иски о взыскании по кредитам, об обращении взыскания на имущество.

    – Проверить правопредшественников по базам ФССП и ЕФРСБ. Есть ли в отношении продавца и предыдущих собственников исполнительные производства, не находятся ли они в банкротстве.

    Александра Воскресенская, «Юков и партнеры».

    В будущем защитить себя от потери законно приобретённого имущества поможет добросовестное поведение участников сделки, говорит Анастасия Шамшина, эксперт практики разрешения споров, руководитель рабочей группы юридической компании РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 7 место По выручке 17 место По количеству юристов Профайл компании × : лицо, признающееся добросовестным, имеет шанс сохранить владение и титул за собой, несмотря на успешную попытку оспорить основание приобретения имущества.

    Приобретатель признается добросовестным, если только из обстоятельств дела не очевидно, что он знал, что у продавца нет прав на недвижимость, или не проявил разумной осмотрительности.

    У судов нет оснований требовать от покупателя досконального погружения в изучение всей юридической судьбы приобретаемой квартиры, считает Шамшина. Достаточно исполнить стандарт осмотрительности и разумности.

    Другими словами, надо проверить регистрацию права собственности за отчуждателем, отсутствие судебных запретов на совершение распорядительных сделок, отсутствие судебного спора о правах на имущество и другие обстоятельства. Ещё надо посмотреть, владеет ли продавец фактически тем, что он продает. Это особенно важно, поскольку, как и отметила экономколлегия, предпосылкой регистрации перехода права собственности является передача владения. «Фактическая передача имущества является частью юридического состава, требующегося для регистрации перехода права собственности».

    * – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

    Ответчик продал имущество до вступления решения суда в законную силу. Как оспорить?

    До вступления решения суда по проигранному делу ответчик продал все имущество. Можем мы теперь оспорить эту сделку? И какие у нас есть основания?

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться ссылкой:

    • Нажмите для печати (Открывается в новом окне)
    • Нажмите, чтобы поделиться в WhatsApp (Открывается в новом окне)
    • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
    • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
    • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
    • Послать это другу (Открывается в новом окне)
    • Ещё
    • Нажмите, чтобы поделиться на Reddit (Открывается в новом окне)
    • Нажмите, чтобы поделиться записями на Tumblr (Открывается в новом окне)
    • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)
    • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pinterest (Открывается в новом окне)
    • Нажмите, чтобы поделиться в Skype (Открывается в новом окне)

    Похожее

    Если размер требований превышает 500 000 рублей, то идите по пути банкротства. Суд отменит сделку в целях защиты прав кредитора ) Это для физлиц. Для юрлиц — 300 000.

    Если размер требований меньше 500 000 рублей, то шансов почти нет. Можете попробовать сослаться на ст. 169 ГК РФ — «сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности» и мотивировать, что ответчик знал, что имущество пойдет в оплату долга и его действия мешают осуществлению правосудия. Но шанс почти нулевой …

    Если найдете связь между покупателем и продавцом, то можете попробовать ГК РФ Статья 170. Недействительность мнимой и притворной сделок
    1. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

    Это получится, если удастся доказать, что не смотря на заключение сделки имущество осталось у продавца и используется им

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector