Zavialovo.ru

Юридическая консультация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проект закона о банкротстве физических лиц

В Госдуму внесен проект закона о внесудебной процедуре персонального банкротства

Все более востребованную россиянами процедуру личного банкротства, когда несостоятельным должником готово стать физическое лицо, предложено сделать внесудебной. Законопроект об этом в четверг поступил в Госдуму, следует из электронной базы нижней палаты. Его автор — депутат Николай Николаев («Единая Россия») — считает, что этого требует статистика личных банкротств, которая, по его мнению, все чаще свидетельствует о низкой эффективности судебного рассмотрения таких дел.

Депутат ссылается на данные Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Из них следует, что у 70-80% граждан-должников, вступающих в процедуру банкротства, инвентаризация не выявила имущества, которое позволило бы погасить долги. При этом в 2018 году число судебных решений о признании граждан несостоятельными выросло в 1,5 раза по сравнению с 2017 годом. 7 из 10 кредиторов по итогам банкротства должников ничего не получают, потому что «доходы граждан не позволяют реструктуризировать долг», сказано в пояснительной записке к законопроекту.

Это свидетельствует, что в большинстве своем судебное рассмотрение дел о банкротстве физлиц «является трудоемким, малоэффективным и дорогостоящим», считает Николаев. Он предлагает ввести в законодательство внесудебный порядок, сопровождение которого будет возложено на арбитражного управляющего.

Предложенная процедура, по мысли ее инициатора, должна выглядеть следующим образом. Арбитражный управляющий, назначенный саморегулируемой организацией (СРО), будет обязан проверить соответствие гражданина предъявляемым законом требованиям и удостоверить факт его финансовой несостоятельности. После чего он должен разместить сведения о возбуждении внесудебного порядка банкротства в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве. Это будет сопоставимо с последствиями введения реструктуризации долгов, то есть вводится мораторий на начисление процентов и штрафных санкций по долговым обязательствам гражданина.

Год будет дан лицу, подавшему заявление о личном банкротстве, на то, чтобы улучшить свое материальное положение, например, найдя более оплачиваемую работу или, скажем, вступив в наследство. Об изменениях жизненных обстоятельств потенциальный банкрот должен информировать арбитражного управляющего. Если выбраться из финансовой ямы не удалось, внесудебный порядок завершается наступлением банкротства гражданина.

Важно при этом, что в течение года кредиторы и уполномоченные органы имеют право подать заявление в суд о признании должника банкротом в общем порядке.

Минэкономразвития ожидает падение роста реальных доходов россиян в десять раз

Николай Николаев настаивает, что сопровождение внесудебного порядка банкротства гражданина должно быть для него бесплатным. Вознаграждение арбитражному управляющему, а также возмещение его расходов будет происходить из фонда поддержки внесудебного банкротства граждан, формируемого национальным объединением саморегулируемых организаций арбитражных управляющих на основе взносов СРО.

«Принятие настоящего проекта федерального закона будет способствовать снижению нагрузки на суды, повышению доступности и эффективности банкротства для граждан», — сказано в пояснительной записке.

В настоящее время стоимость персонального банкротства, введенного в России с 2015 года, начинается от 25 тыс. рублей. Именно такую сумму, не считая госпошлины, гражданин обязан внести на счет арбитражного суда для оплаты услуг финансового управляющего. Процедуры, следующие за реструктуризацией задолженности (например, реализация имущества), будут требовать дополнительную оплату. Несмотря на высокую стоимость, в 2018 году судами было вынесено до 44 тыс. решений о персональном банкротстве.

В Совете Федерации не поддержали законопроект о внесудебном банкротстве граждан

Комитет Совета Федерации по экономической политике не поддержал законопроект о внесудебном банкротстве граждан и отдал предпочтение готовящемуся законопроекту Минэкономразвития, предполагающему судебную процедуру признания финансовой несостоятельности.

По мнению членов комитета, разработанный главой думского Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николаем Николаевым законопроект о внесудебном банкротстве граждан не защищает кредиторов и создаёт высокие риски по невозвратам долгов. Представляя документ коллегам, член комитета Иван Абрамов отметил, что концепцию законодательной инициативы не поддерживает Правительство.

«Проблема есть, её нужно решать, но мы ждём проект закона, который внесёт профильное министерство. Если в предложении депутата Николая Николаева предусматривается досудебный порядок признания банкротом, то предложение Минэка предполагает судебный порядок», — сообщил сенатор.

В сентябре в Госдуму поступили поправки в Закон «О несостоятельности (банкротстве)», предполагающие введение внесудебного порядка признания гражданина банкротом. Автор инициативы предложил возложить сопровождение внесудебного банкротства на арбитражного управляющего, который будет проверять соответствие гражданина требованиям закона. После этого он должен будет разместить информацию о запуске процедуры внесудебного банкротства в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Согласно проекту, кредиторы и уполномоченные органы в течение года смогут подать в суд заявление о признании должника банкротом в общем порядке. Такой срок также предоставляется для улучшения жизненной ситуации человека, поиска более высокооплачиваемой работы или вступления в наследство.

Подчёркивается, что для граждан сопровождение внесудебного банкротства будет бесплатным. Арбитражный управляющий будет получать вознаграждение за сопровождение процедуры банкротства, а также возмещение расходов на публикацию сведений в Едином реестре из фонда поддержки внесудебного банкротства физических лиц. Этот фонд формируется национальным объединением саморегулируемых организаций (СРО) арбитражных управляющих, указывается в пояснительной записке к законопроекту.

Несколько слов о проекте изменений Закона о банкротстве

Недавно Минэкономразвития опубликовал проект ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

О данном проекте много говорили, документ много ждали, данный документ, видимо, еще не является «окончательным», однако уже официально опубликован. Учитывая, что данный проект содержит практически все изменения, о которых проф. сообщество рассуждало на протяжении двух-трех лет, то особого удивления документ не вызвал. Автор настоящего поста не ставит перед собой цель понизить авторитет авторов проекта и не находит оснований для того, чтобы авторов считать некомпетентными в чем-либо, однако считает необходимым высказать некоторые мысли относительно данного документа.

Проект содержит несколько важных частей (по сути, а не по форме):

— уделение внимания реструктуризации (в т.ч. ю.л.);

— публичный регистр Арбитражных Управляющих (логика в предоставлении известности и открытости каждому важному событию в жизнедеятельности АУ (сокращение «АУ» будет использовано для упрощения далее по тексту));

— оплата деятельности АУ (изменение начисления вознаграждения);

— утверждение АУ (увеличение вероятности «случайного» фактора);

— торги (изменение формы по принципу повышения).

На взгляд автора настоящего поста, необходимо обратить внимание на нижеследующее:

1. Все члены сообщества АУ, многие сторонние наблюдатели, спикеры ПМЮФ, судьи ВС РФ отмечают странность в необходимости дублирования ряда сообщений на ЕФРСБ и Коммерсанте. Логика дублирования, видимо, сводится к увеличению информационности, однако все понимают, что те лица, которые в состоянии купить спецвыпуск Коммерсанта и проанализировать сайт Коммерсанта, в подавляющем большинстве могут проверить и ЕФРСБ.

На ЕФРСБ необходимо публиковать много сообщений, в Коммерсанте все сообщения достаточно дорогие. Автор проекта не увеличивает доходы от деятельности АУ, не ставит его доходы в зависимость от Заявителя и кредиторов. Автор наверняка знает о том, что большое количество процедур окупают себя в ноль для АУ, не говоря о кредиторах, между тем вопрос дублирования публикаций никак не задет. Настоящим постом не будет затронут вопрос о причинах умалчивания в проекте о данной проблеме, однако считаем нужным обратить внимание читателя на данное обстоятельство. Хотелось бы видеть полный отказ от Коммерсанта.

2. Все АУ и судьи понимают чрезмерную жесткость ст.14.13 КоАП РФ в части ч. 3.1 (дисквалификация). Хоть проект непосредственно о Законе о банкротстве, но его название «о внесении изменений в иные акты» намекает на возможность изменения иных НПА по банкротству, его рабочая группа имеет компетенцию и в части иных банкротных норм, однако авторы не считают вопрос дисквалификации важным и приоритетным в сравнении с рейтингом АУ.

Вопросу чрезмерности данной санкции уделено значительное количество постов, статей, высказываний, поэтому в настоящем посте данная информация затрагиваться не будет. Однако, проработать эту скользкую норму было бы куда полезнее, ведь в ней прослеживается не только чрезмерность наказания, но и правовая неопределенность в вопросах срока, отнесения иного законодательства через отсылочные нормы к закону о банкротстве, возможности рассматривать повторное нарушение по ч. 3 и т.д. Усматривается логика более подробной регламентации данной нормы, а также представляется необходимым уделение значительного внимания изменению данной нормы с целью увеличения видов более мягкого в сравнении с дисквалификацией наказания.

3. В проекте уделено особое внимание вознаграждению. Судя по реакции авторов проекта, преследуется цель — мотивировать АУ работать быстро и качественно.

В настоящем посте хотелось бы отметить, что и по состоянию на текущую дату, жесткая практика применения административных статей, усложненная процедура получения своего вознаграждения, увеличение судебных актов об убытках АУ, усиление роли уполномоченного органа приводит к достижению целей законодателя по своевременному исполнению своих обязанностей в ходе банкротства антикризисным менеджером, усиливается контроль суда, что свидетельствует об отсутствии необходимости в изменении норм Закона кардинальным образом (судебная практика разъяснит и дополнит. ).

Однако, в данном случае, вводятся совершенно новые порядки начисления и уплаты вознагражения. Авторы признают сложность в назначении независимого финансового управляющего в банкротстве физ. лиц, но НИКАК не меняют вознаграждение.

Авторы вводят фиксированное вознаграждение за ряд должников — юр. лиц в размере 100 000 рублей (в настоящее время данная сумма покрыла бы менее трех месяцев работы конкурсного управляющего с учетом его расходов). Интересно, не рассуждали ли авторы над аналогией с банкротством физ. лиц? Не будет ли уменьшено желание АУ входить на процедуры за такую сумму? Не увеличится ли вероятность сговора и «черного стимулирования» между должником и АУ?

Читать еще:  Повторная подача заявления о банкротстве

Как бы не получилось так, что цель «заставить действовать быстро» не породила увеличение сговора и уменьшение согласных работать АУ.

Видимо, логика авторов следующая: АУ будет хотеть взяться за дешевый проект, чтобы заработать себе баллы, чтобы потом взяться за проект с бОльшим имуществом; АУ может заработать на продаже имущества (жаль, не исследована статистика продаж в торгах, количества должников «без актива»).

Однако, вспоминая тенденции судебной практики, надо учесть следующее: АУ должен сам оплачивать все расходы (количество публикаций проект не уменьшает), АУ дожен сам обеспечивать сохранность имущества. Так, встает логичный вопрос: откуда у АУ деньги на все это? Как их заработать? Видимо, данный проект увеличивает принцип «богатые богатеют, бедные беднеют». Т.е. стать АУ желания будет все меньше, так как ты должен быть с большим кошельком, чтобы оплачивать расходы по должникам первой категории и ожидать получения через длительное время 50-100 тысяч рублей. соответственно, проект подталкивает АУ к смене профессии, к поиску доп. заработка, к размышлению о будущем.

И, хотелось бы отметить, что автор проекта уделяет особое внимание процентам от продажи актива, видимо, намекая на возможности для АУ искать наиболее выгодный вариант от продажи. Но, никто не занимался вопросом того, что никаких новых механизмов по дорогой продаже не придумано, экономика особо не растет, покупательский спрос не развивается, торги не становятся обыденным явлением в жизни каждого гражданина. Итог — увеличение доходов АУ на бумаге и в мифическом потенциале.

4. Проект уделяет особое внимание реструктуризации, убивая наблюдение.

На взгляд автора настоящего поста, в наблюдении есть особая ценность, которая не используется сегодня в полной мере. Зачастую, кредитор, не получив своих денег в исполнительном производстве, думает над тем: стоит ли ему подавать на банкротство, чтобы оплачивать в случае отсутствия актива расходы АУ (за полтора года сумма может составить около 1 млн. рублей) и своими же деньгами похоронить свое право требование. Так, в наблюдении можно получить сведения о всех сделках должника, обо всем его имуществе, кредитор может контролировать и направлять АУ в сборе информации, есть возможность использования механизма судебного истребования сведений. Все указанное отсутствует в испол. производстве. За наблюдение можно потратить определенные деньги, финансируя деятельность временного управляющего, однако кредитор получит всю имеющуюся информацию о должнике и сможет сам решить — прощаться ли ему с требованием или заходить в конкурсное производство.

5. К сожалению, не затронут вопрос о банкротстве супругов, о реализации их совместного имущества. Несмотря на частые судебные акты ВС РФ на эту тему, на практике возникает ряд противоречий и вопросов. Вопрос о реализации общего имущества не должен отдаваться на откуп судейского усмотрения (есть проблемы необходимости регистрации, раздела, выделения, супруги банкротятся по отдельности — разные положения о порядке продажи, вопрос преимущественного права и т.д.).

6. ВС РФ предлагал рассмотреть идею рассмотрения требований кредиторов непосредственно АУ, в случае разногласий требования бы переходили в суд. Пока эта идея не нашла своего развития.

7. В проекте есть статья о реализации права требования. Уделено внимание тому, что положение о продаже права требования должно быть согласовано с кредиторами. Но, не уделено внимание тому, что зачастую, не все кредиторы являются профессионалами в банкротстве (пример — обманутые дольщики). Так, может быть создан комитет кредиторов, который будет решать сам — как продать право требования. Проблема состоит в следующем:

в отличии от недвижимого и движимого имущества, право требования — сложноизучаемый актив. Т.е., в свободном доступе трудно найти информацию об имуществе лица — должника. Так, высока вероятность наличия инсайдерской информации об активе (и, соответственно, сговоре АУ и третьих лиц). Часты случаи, при которых право требования 1 млн. выставляется на торги за 100 тыс., изучить внешнему человеку данный актив затруднительно, имеется только «сухой отчет оценщика», актив уходит на публичке за 10 р. лицу, который потом по счастливой случайности сразу получает сумму в десятки раз больше потраченного.

Видимо, данный вопрос должен быть предметом более глубокого анализа. Хотелось бы видеть закрепленный перечень документов, прилагаемых к сообщению о продаже права требования (сведения об имуществе должника, счета и т.д.). Соответственно, видится возможным выработать механизм получения данной информации АУ и закрепление данного механизма в Законе. Этот вопрос представляется важным, однако затронутым не должным образом в проекте.

Резюмируя изложенное, посмею предположить, что подобная редакция проекта не приведет к достижению целей процедуры банкротства, однако усилит негативные настроения в сообществе АУ. Полагаю коренные изменения, изложенные в проекте, преждевременными, а также жду изменений по действительно насущным вопросам.

В ЦБ предложили новые условия для внесудебного банкротства граждан

Центральный банк поддерживает концепцию упрощенного банкротства для граждан при условии, что процедура будет касаться наиболее уязвимой части населения, имеющей задолженность в пределах 500 тыс. руб., и прохождении должниками исполнительного производства. Об этом сообщили РБК в пресс-службе Банка России.

Концепция внесудебного банкротства предполагает списание долгов для тех граждан, кто не может оплатить обычное банкротство и не имеет движимого и недвижимого имущества, за исключением единственного жилья. Соответствующий законопроект еще осенью 2019 года внесла группа депутатов во главе с председателем комитета природных ресурсов Николаем Николаевым. В первом чтении он был принят в феврале 2020 года. Актуальность документ приобрел в связи с кризисом, вызванным пандемией коронавируса. В марте президент Владимир Путин поручил Госдуме вместе с правительством обеспечить принятие законопроекта, упростить процедуру и сделать ее доступной для малообеспеченных граждан.

В ЦБ сообщили, что при обсуждении законопроекта были выработаны новые условия подачи заявлений на внесудебное банкротство. «На данном этапе участники обсуждения законопроекта сошлись во мнении, что условиями, позволяющими гражданину обратиться к механизму внесудебного банкротства, может быть предел по долговой нагрузке и подтвержденное актом признание невозможности обратить взыскание на имущество должника (прежде всего в силу его отсутствия)», — уточнили в пресс-службе. Показатель долговой нагрузки был введен ЦБ в 2019 году и до этого использовался для ограничения кредитования заемщиков с высоким отношением платежей к доходу, в концепции внесудебного банкротства ПДН ранее не фигурировал.

Механизм внесудебного банкротства должен быть удобен и кредиторам, для этого нужно исключить использование этого механизма недобросовестными лицами, добавили в ЦБ. Для кредиторов следует предусмотреть «возможность беспрепятственно и с низкими издержками проверить соответствие своего должника установленным законом критериям».

В ЦБ также считают, что у должника должна быть возможность обратиться к механизму внесудебного банкротства на более ранней стадии. По мнению регулятора, можно создать институт медиации на финансовом рынке (процесс урегулирования с участием третьей стороны) для реструктуризации долгов без доведения граждан до банкротства.

РБК направил запросы в правительство, Минэкономразвития и крупнейшие банки.

Как менялась концепция упрощенного банкротства

Действующая процедура банкротства граждан через суд дорогостоящая и неэффективная, писали депутаты в пояснительной записке к законопроекту о внесудебном банкротстве: по данным Федресурса, у 70–80% граждан, вступающих в процедуру банкротства, при инвентаризации не нашли имущества. Более того, 65–75% кредиторов ничего не получают по итогам банкротства физических лиц. В Федресурсе ранее оценивали стоимость простой процедуры банкротства, не осложненной оспариванием сделок, в среднем в 70–75 тыс. руб.

В принятом в первом чтении варианте депутаты предлагали следующую схему: если долги гражданина составляют от 50 тыс. до 500 тыс. руб., заемщик находится в дефолте и не имеет денег и имущества (за исключением единственного жилья), а также соблюдает ряд условий, для него появляется возможность обратиться с заявлением о бесплатном внесудебном банкротстве, в ходе которого долг будет списан.

Вскоре принятый законопроект раскритиковали в Ассоциации банков России (АБР): предложенная концепция внесудебного банкротства содержит высокий риск нарушения интересов кредиторов и создает высокие риски мошенничества со стороны недобросовестных должников. В документе не предусмотрены последствия для тех, кто незаконно обратится за внесудебным банкротством, добавляли в АБР.

Опасения банков связаны и с тем, что в кризис увеличится объем теневого рынка труда, объясняет юрист банка из топ-15. «Банковский должник, потеряв работу, будет стараться найти хоть какой-то источник доходов на жизнь. И, скорее всего, он быстрее и проще устроится на такое место, где работодатель платит зарплату в конвертах», — рассуждает он. В этой ситуации банк, даже получив доступ к налоговым декларациям своего должника, не сможет проверить реальные доходы клиента.

В апреле к законопроекту дважды предлагались поправки, в последней версии документа изменился порог для обращения за внесудебным банкротством: он сузился до 200–500 тыс. руб. Кроме того, при наличии кредита заемщик должен был сделать не менее девяти платежей по его обслуживанию. Появились и другие требования к претенденту: не участвовать в обычном банкротстве и не являться индивидуальным предпринимателем, а также соответствовать хотя бы одному из перечисленных условий — зарегистрироваться в качестве безработного, иметь доход на каждого члена семьи в размере менее прожиточного минимума, пройти исполнительное производство. Подавать заявления на внесудебное банкротство депутаты предлагают через нотариуса, арбитражного управляющего или МФЦ.

Читать еще:  Понятие, виды и причины банкротства

После этих поправок концепцию начали критиковать уже в Минэкономразвития: «После того как мы все эти с вами поправки включили, в том числе ГПУ (Государственно-правовое управление президента) и банков, то сейчас получается, процедура очень сильно сокращает воронку людей, которые смогут пройти через банкротство физлиц», — говорил заместитель министра экономического развития Илья Торосов. В итоге ведомства взяли перерыв на подготовку новых изменений.

Чего добиваются банки

Инициатива Центрального банка направлена на увеличение уровня контроля со стороны кредитных организаций над рисками, связанными со злоупотреблениями упрощенной процедурой банкротства, отмечает партнер юридической компании «НАФКО» Павел Иккерт.

«Сама по себе идея упрощенного внесудебного банкротства, на наш взгляд, разумна и обоснованна. Она позволяет добросовестным малоимущим гражданам освободиться от чрезмерных обязательств и снижает издержки кредиторов по списанию безнадежной задолженности», — отмечает вице-президент Сбербанка Максим Дегтярев. У кредиторов должна быть возможность проверить, действительно ли должник соответствует критериям внесудебного банкротства, продолжает банкир, в первую очередь это касается подтверждения имущественного статуса должника.

В Сбербанке считают, что стоит сохранить право любого кредитора инициировать обычную процедуру банкротства, если такой кредитор готов ее финансировать. «Это необходимо, если у кредитора есть сомнения в добросовестности гражданина или есть сведения о его имуществе. В случае такого заявления для гражданина-должника ничего не меняется — ему по-прежнему не придется за нее платить, а сроки процедуры увеличатся незначительно», — говорит Дегтярев.

Нужно дать кредиторам реальную возможность подтверждать имущественное положение должника и обоснованность его заявления, а также переходить от внесудебного к судебному банкротству, говорит руководитель департамента розничного взыскания ВТБ Евгений Новиков. «Это связано с тем, что процедура внесудебного банкротства в текущей редакции не предполагает какие-либо проверочные механизмы», — объясняет он. Документа об окончании исполнительного производства недостаточно, если он не привязан к конкретным долгам и не выдан относительно недавно по срокам.

Ключевым аспектом для кредиторов в подобных процессах является право удостовериться в истинном положении вещей и динамике выбытия активов должника за трехлетний период, предшествующий банкротству, сообщили в пресс-службе МКБ.

Кто пострадает

Все интересы банков в последних поправках учтены, и для банков каких-то негативных последствий быть не может, считает адвокат Forward Legal Александр Филатов. «На самом деле сильнее всего пострадают от этого законопроекта арбитражные управляющие и нотариусы, на которых взваливают социальную нагрузку, за которую они почти ничего получать не будут. Вознаграждение арбитражного управляющего за сопровождение упрощенного банкротства будет составлять 3 тыс. руб. Последняя версия законопроекта также предполагает, что арбитражный управляющий не сможет отказаться сопровождать банкротство», — указывает Филатов.

Поправками в законопроект предусмотрено, что основные издержки несет Фонд поддержки внесудебного банкротства, формируемый на средства саморегулируемых организаций, объединяющих арбитражных управляющих. «Если такое внесудебное банкротство завершается с минимальными временными и иными расходами, это благо для управляющего, но при этом для кредиторов — существенные риски», — замечает Иккерт.

«На мой взгляд, определение «упрощенная» не отвечает характеру процедуры внесудебного банкротства, поскольку она ничем не проще стандартной и разгружает только суды, а уж никак не кредиторов, управляющего и самого должника», — скептичен Иккерт. Исполнительное производство — это не быстрая история, говорит Филатов: «Пока физическое лицо ее пройдет, с учетом нерасторопности приставов может пройти достаточно много времени».

Бесплатное банкротство для граждан: индульгенция для должников или удар по кредиторам?

Действующая процедура банкротства граждан предусматривает необходимость обращения в суд: начать процедуру могут и кредиторы, и сам должник в случае, если требования к должнику составляют не менее 500 000 рублей и они не исполнены в течение трех месяцев.

Упростить процедуру, отказавшись от участия суда, предложили еще минувшей осенью — законопроект о личном внесудебном банкротстве был внесен в Госдуму в сентябре 2019 года. В марте по итогам первого «вирусного» обращения Владимир Путин дополнительно указал на необходимость повышения доступности процедуры банкротства и поручил совместно Госдуме и правительству РФ до 17 апреля 2020 года обеспечить принятие законопроекта. Такая спешка, очевидно, обусловлена влиянием пандемии на доходы населения. Банк России в майском докладе о развитии банковского сектора указал, что в связи со снижением доходов населения из-за ограничительных мер розничная просроченная задолженность уже увеличилась на 25 млрд рублей. При этом аналитики из Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара, ориентируясь на кризис 2014 года, прогнозируют рост просроченной задолженности по кредитам физических лиц как минимум в два раза.

Принять законопроект об упрощенной процедуре банкротства граждан во втором чтении планировалось 13 апреля, но в связи с большим количеством поправок проект до сих пор не принят. Повторно законопроект будет рассмотрен Госдумой 7 июля 2020 года.

Упрощение процедуры

В пояснительной записке к законопроекту инициаторы связывают необходимость введения внесудебной процедуры с ростом числа неэффективных личных банкротств: у 70–80% граждан-банкротов инвентаризация не выявила имущества, с помощью которого можно погасить долги, а 65–75% кредиторов и вовсе ничего не получают по итогам банкротства граждан.

При этом стоимость простой процедуры банкротства, по оценкам Федресурса, составляет в среднем 70 000–75 000 рублей.

Согласно доработанному законопроекту, гражданин, имея долг в совокупном размере от 50 000 до 500 000 рублей, может обратиться с заявлением о признании себя банкротом в ближайшее отделение МФЦ по месту жительства. К заявлению потенциальный банкрот должен приложить список всех известных ему кредиторов. Условием такого обращения будет окончание исполнительного производства в отношении гражданина по причине отсутствия у него имущества, на которое можно обратить взыскание. Ни за само обращение с заявлением, ни за размещение информации о банкротстве в ЕФРСБ гражданину платить не нужно. Процедура полностью бесплатная.

В первой редакции законопроекта предполагалось, что гражданин должен быть неплатежеспособным, безработным или получать доход ниже прожиточного минимума, и не иметь иного, кроме единственного жилья, имущества. Однако затем от этого условия отказались, то есть упрощенно от долгов смогут освободиться и граждане, которые продолжают получать доход в любом размере.

Отказались и от идеи проводить внесудебное банкротство через арбитражных управляющих и нотариусов. Участниками процедуры предлагается оставить только судебных приставов и сотрудников МФЦ.

Процедура внесудебного банкротства будет длиться шесть месяцев. В течение этого времени гражданин будет не вправе получать займы, кредиты и выступать поручителем, а кредиторы будут не вправе взыскивать с него долги. Исключение — взыскание по долгам, не указанным в заявлении кредиторов, и по долгам, связанным, например, с возмещением вреда жизни или здоровью.

По итогам процедуры долги гражданина будут списаны.

Что не так?

Максимально защищая должников, законодатель жертвует интересами кредиторов. Единственный способ кредитора защититься от списания долгов — подать в суд заявление о банкротстве должника, то есть перейти из внесудебной процедуры в судебную. И это не безусловное право — кредитор сможет сделать это только в следующих случаях:

  • если должник укажет в своем заявлении не всю задолженность перед кредитором,
  • если кредитор обнаружит подлежащее регистрации имущество должника,
  • если кредитор оспорит сделку должника и решение суда вступит в силу,
  • если кредитор внесет на депозит суда средства на вознаграждение финансовому управляющему в размере 25 000 рублей.

Это означает, что затраты на банкротство фактически будут перенесены с должника на кредиторов.

При этом в случае заявления кредиторами возражений в суде будут рассматриваться дела о банкротстве граждан с долгом менее 500 000 рублей, что сейчас законом не предусмотрено.

Нет ответа и на вопрос, что должен сделать кредитор в ситуации, когда по истечении шести месяцев, когда долги уже будут списаны, будет найдено имущество должника, за счет которого задолженность вполне могла быть погашена.

Банки опасаются, что внесудебным банкротством решат воспользоваться не малоимущие граждане, для которых оно предназначено, а недобросовестные заемщики, изначально не желающие возвращать кредиты. Эти опасения могут отразиться и на самих заемщиках: при выдаче кредитов даже на незначительные суммы, до 500 000 рублей, в связи с риском внесудебного списания долга банки будут более тщательно подходить к анализу финансового состояния гражданина, и в результате может возрасти число отказов в выдаче кредитов.

Вслед за банками и МФЦ придется перестроить внутренние процессы: именно на его сотрудников будет возложена обязанность по проверке указанных гражданином в заявлении сведений (об исполнительном производстве, о его имуществе), а также обязанность по размещению информации о банкротстве в ЕФРСБ.

Именно МФЦ, а не сам должник, будут уведомлять банки, судебных приставов, суд общей юрисдикции о возбуждении процедуры внесудебного банкротства. При этом остальные кредиторы смогут узнать о запуске процедуры банкротства и списания долгов, видимо, только из ЕФРСБ.

Представляется, что обязанность предварительного извещения всех кредиторов о намерении подать заявление об упрощенной процедуре банкротства было бы справедливо возложить на самого должника.

Читать еще:  Основания несостоятельности юридических и физических лиц

Еще одно незначительное, но при этом довольно опасное в части рисков оспаривания замечание к законопроекту последовательно высказывается правовым управлением Госдумы с февраля 2020 года, однако до сих пор не учтено авторами: проект не предусматривает внесения изменений в Гражданский кодекс, согласно действующей редакции статьи 25 которого гражданин может быть признан банкротом только по решению суда.

Несмотря на многочисленные правки и неоднократное отложение рассмотрения законопроекта, он, скорее всего, будет принят в ближайшее время, и внесудебная процедура банкротства, как и ожидалось, заработает уже в сентябре по простой причине — бесплатное банкротство граждан было громко обещано населению президентом. Однако есть надежда на то, что замечания юристов будут услышаны и закон в окончательной редакции будет учитывать интересы кредиторов и будет доработан в части юридической техники.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Министерство экономического развития
Российской Федерации

Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

14 ноября 2012 г. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации приняла в первом чтении проект федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Проект федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» был разработан Минэкономразвития России и внесен Правительством на рассмотрение нижней палаты в июле 2012 г. На пленарном заседании Государственной Думы 14 ноября 2012 г. с докладом о законопроекте выступил статс-секретарь – заместитель Министра экономического развития Российской Федерации О.В. Фомичев.

В своем выступлении О.В. Фомичев пояснил, что в Минэкономразвития России придают большое значение принятию закона о банкротстве физических лиц, и что внесение данной законодательной инициативы связано с «кредитным бумом и ростом стандарта потребления населения, особенно в части среднего класса». «Это приводит к просрочкам по платежам, зачастую — к невозможности выплаты по тем долгам, которые граждане берут в банках и иных организациях», — сказал О.В. Фомичев. Согласно данным Банка России, задолженность граждан по состоянию на 1 сентября 2012 года только перед банками составляет 7,1 трлн. рублей; при этом просроченная задолженность граждан по банковским кредитам составляет 317 млрд. рублей. «Это те самые средства, которые можно было бы рассматривать как сферу действия данного законопроекта «, — сказал статс-секретарь – заместитель Министра. К этому, по его словам, необходимо добавить еще долги перед микрофинансовыми организациями и кредитными кооперативами, долги за услуги ЖКХ и в других отраслях сферы услуг.

Для урегулирования этих и других проблем Правительством РФ разработан законопроект, предусматривающий возможность реструктуризации долгов под контролем суда, в соответствии с планом, утверждаемым арбитражным судом на срок до 5 лет.

Правительство РФ готово проработать замечания к законопроекту о банкротстве физических лиц, озвученные Верховным судом, Высшим арбитражным судом, депутатами и иными лицами, при его доработке ко второму чтению, — подчеркнул О.В. Фомичев

Закон «О несостоятельности (банкротстве)» в случае его принятия должен будет ввести в правовое русло взаимоотношения банков с гражданами и обеспечить правовую защиту заинтересованных сторон. Предполагается, что граждане, попавшие в трудную жизненную ситуацию, сами смогут обращаться в суд с заявлением о реструктуризации имеющихся у них долгов. Суд, в свою очередь, сможет предоставить отсрочку должнику при наличии у него регулярного источника дохода. При этом законопроектом предусматривается, что для подачи гражданином соответствующего заявления в арбитражный суд совокупные требования к должнику должны составлять не менее 50 тыс. руб. и не исполняться в течение трех месяцев.

Срок, на который гражданин сможет получить отсрочку и план реструктуризации, ограничен 5 годами. Этого срока должно быть достаточно для успешного завершения расчетов с кредиторами и освобождения от долгов. Если же гражданин в силу тех или иных причин все же не сумел расплатиться с кредиторами, арбитражный суд будет вправе вынести решение об отмене плана реструктуризации и признании гражданина банкротом. В этом случае имущество должника будет выставлено на торги.

При этом законопроект содержит закрытый перечень оснований для отказа в утверждении плана реструктуризации долгов. Кроме того, предусматривается ряд ограничений как для должника, признанного банкротом, так и для должника, успешно осуществляющего план реструктуризации. Ограничения касаются, прежде всего, возможности повторной подачи заявления о признании себя банкротом и реструктуризации новых долгов. Между предыдущей и последующей процедурами банкротства должно пройти не менее пяти лет. Кроме того, законопроект ограничивает возможность получения новых кредитов без указания того, что ранее гражданин уже был признан банкротом.

Все положения проекта закона распространяются как на физических лиц, так и на индивидуальных предпринимателей. При этом последствием признания индивидуального предпринимателя банкротом является утрата силы его государственной регистрации, а также аннулирование выданных ему лицензий на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности.

Проект закона о банкротстве физических лиц обсуждается в России

Законопроект, разрешающий банкротство физическим лицам, может скоро появиться в России. Одни аналитики считают, что этот шаг сможет спасти граждан от судебных приставов, другие видят в законе выгоду только для государств

Последствия нового закона весьма туманны

Идея личного банкротства состоит в том, что гражданин сам подает заявление об объявлении себя неплатежеспособным лицом в арбитражный суд, а суд только выносит постановление. Все, казалось бы, просто и понятно. Но зачем?

Альтруисты из Минэкономразвития?

Оптимистически настроенные аналитики утверждают, что процедура признания человека неплатежеспособным позволит ему избежать общения с судебными приставами. А из-за кредитного бума в стране в последнее время до астрономических цифр выросло и число «хронических должников», имущество которых уходит с молотка. По действующему закону, люди, которые не смогли расплатиться с кредиторами, по решению суда, вынуждены расплачиваться до полного погашения долга.

Законопроект Минэкономразвития предлагает принципиально иную форму взаимодействия с должником. Если в течение полугода гражданин не смог заплатить по долгам, превышающим 100 тысяч рублей, он может быть признан несостоятельным.

Сомнительная польза

Научный руководитель института экономики Евгений Гонтмахер, однако, говорит, что польза для граждан в этом законе весьма сомнительная: «Для граждан это в любом случае некая угроза. И судебный пристав тут ни при чем. Он приходит только после того, как было вынесено решение суда, а если суд объявит человека банкротом, то, наверное, в пользу кредитора можно будет производить опись имущества, и можно будет изымать какие-то его активы».

Государство своего не упустит

Оптимистически настроенные эксперты возражают, указывая на то, что законопроект разрешает должнику ходатайствовать о реструктуризации долга в течение пяти лет и даже самому составить план реструктуризации. В случае выполнения новых обязательств гражданин будет считаться свободным от долгов по истечении пятилетнего срока. И только если и новый порядок выплат будет нарушен, должника ждет распродажа имущества.

Государство при этом, вряд ли упустит и свою выгоду, считатет Евгений Гонтмахер. «Для страны, для экономики и для финансов этот закон несомненный плюс, потому что так называемые «плохие кредиты» — это бич любой экономики, — говорит эксперт. – Но вопрос в деталях. Как это будет делаться. Все же должно делаться цивилизованно, а не варварски, как у нас это иногда принято».

Егор Виноградов

Контекст

От банковских кризисов застрахованы вкладчики, но не банки

Банковская система Германии начинает ощущать на себе последствия ипотечного кризиса в США. Крупные банки с государственным капиталом — Bayern LB и West LB — понесли многомиллиардные убытки. (09.04.2008)

В Германии сократилось число банкротств фирм

Число банкротств коммерческих предприятий в Германии упало до рекордно низкого уровня за последние семь лет. Эксперты объясняют позитивную тенденцию улучшением конъюнктуры. (07.09.2007)

Частным вкладчикам в Германии банковский кризис не страшен

Все банки, работающие на территории Германии, обязаны бесплатно страховать сбережения своих частных клиентов на сумму, предписанную законом. Большинство финансовых институтов гарантирует полную компенсацию вкладов. (21.08.2007)

Каждый десятый немец увяз в долгах

Несмотря на экономический подъем, в Германии множится число частных банкротств. 3,4 миллиона хозяйств больше не в состоянии покрывать свои расходы и выплаты по кредитам. (28.05.2007)

Французский суд спас Евротоннель от разорения

15 января коммерческий суд Парижа постановил временно прекратить процедуру банкротства Евротоннеля. Управляющая компания получила добро на реструктуризацию долгов. Половина из них будет просто-напросто списана. (15.01.2007)

  • Дата 21.04.2008
  • ТемыЗакон о запрете гей-пропаганды в России, Финансовый кризис
  • Ключевые словазакон, банкротство, физлица
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/DluB
Также по теме

Госдума РФ разрешила признавать «иноагентами» отдельных граждан 23.12.2020

Человека разрешено признавать физлицом — «иноагентом» в том случае, если он получает поддержку из-за рубежа. Госдума России приняла соответствующий закон в третьем чтении.

Правозащитники об «иноагентах»-физлицах: Законы РФ все более абсурдны 09.12.2020

Известные российские правозащитники оценили для DW принятый Госдумой в первом чтение законопроект, согласно которому «иноагентами» могут стать физлица и незарегистрированные организации.

В ФРГ стало гораздо меньше банкротств 08.12.2020

Число разорившихся крупных компаний в Германии выросло, однако банкротств мелких фирм зарегистрировано гораздо меньше, чем в 2019 году. Это произошло благодаря финансовой помощи федеральных и земельных властей.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector