Zavialovo.ru

Юридическая консультация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оспаривание сделок должника при банкротстве судебная практика

ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА ВНЕ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА (ПАУЛИАНОВ ИСК)

Статью предоставила юрист ЗАО «Сибирское правовое агентство» — Татьяна Антонова. Читайте каждую неделю авторские статьи от ведущих специалистов юридической отрасли, а также, подписывайтесь на нас в социальных сетях: Vkontakte, Facebook, Twitter, Instagram, Telegram. Оставляйте свои комментарии и вопросы, следите за новостями, а также участвуйте в конкурсах от ЗАО «Сибирское правовое агентство».

Распространенной является ситуация, когда должник не возвращает долг и при этом совершает сделки, направленные на вывод своих активов (например, дарит или продает по заниженной стоимости дорогостоящие активы) в целях сокрытия имущества от обращения взыскания кредитором. Что делать кредитору в такой ситуации?

Есть несколько вариантов действий:

— подать в суд исковое заявление к должнику о взыскании задолженности и одновременно просить суд о принятии обеспечительных мер в виде запрета на распоряжение имуществом должника;

— получить решение суда, исполнительный лист и обратиться за взысканием долга в банк должника (списание задолженности со счета должника) или в службу судебных приставов-исполнителей;

— получить решение суда и подать в суд заявление о несостоятельности (банкротстве) должника, а в рамках процедуры банкротства оспаривать сделки должника, совершенные в ущерб кредиторам;

— оперативно оспаривать в суде сделки должника, совершенные в ущерб кредиторам и направленные на вывод активов (внеконкурсное оспаривание).

Неоспоримые преимущества внеконкурсного оспаривания для защиты интересов кредиторов вне процедур банкротства заключаются в том, что возможность возврата в конкурсную массу недобросовестно выведенных активов становится реальной в случае оперативного оспаривания сделок в ущерб кредиторам еще до момента признания должника банкротом.

Иск кредиторов о признании недействительной сделки должника по отчуждению его имущества, известный со времён римского права как actio Pauliana (Паулианов иск), представляет собой способ восстановления имущественного положения должника вне конкурсного процесса, то есть за рамками дела о банкротстве. В законодательстве многих стран этот иск получил подробное законодательное регулирование вне законодательства о банкротстве, непосредственно в гражданских кодексах, и условия предъявления этого иска, его содержание и последствия применения существенно варьируются от одной страны к другой, чрезвычайно специфичны, обусловлены историческими особенностями развития этого иска в конкретной правовой системе.

Паулианов иск направлен либо на возврат имущества в собственность должника, с восстановлением за ним правового титула и полным уничтожением сделки, повлекшей выбытие имущества, либо на аннулирование правовых последствий сделки с имуществом должника относительно тех кредиторов, задолженность перед которыми не может быть погашена в результате совершения должником данной сделки по отчуждению своего имущества, с сохранением правового титула на имущество за приобретателем, но с направлением этого имущества на покрытие долгов перед кредиторами его предыдущего собственника.

В решении Арбитражного суда Краснодарского края от 14 апреля 2020г. по делу №А32-45051/2019 судья Назыков А.Л. подробно анализирует зарубежный опыт внеконкурсного оспаривания сделок.

Российский Гражданский кодекс не содержит норм, аналогичных статьям кодексов Дании, Квебека или Луизианы, статьи 166 – 179 ГК РФ не содержат подробного регулирования предъявляемого вне рамок дела о банкротстве иска кредитора, направленного на оспаривание сделок должника, совершенных с целью вывода имущества.
При этом судебная практика ВС РФ допускает признание ничтожными сделок, совершенных во вред кредиторам согласно ст. 10, 168 ГК РФ, до введения процедуры банкротства.

В 2008г. ВАС РФ предпринял попытку найти основание для признания данных сделок недействительными в пункте 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 №127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ» — договор доверительного управления, заключенный в целях сокрытия имущества от обращения взыскания кредитором, является ничтожным в силу статей 10, 168 ГК РФ с выводом о недопустимости злоупотребления правом.

2009г.
В пункте 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009г. №32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» указано на возможность признания недействительной сделки должника по требованию кредитора на основании статей 10, 168 ГК РФ, если она направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

2014г.
ВС РФ рассмотрел дело о внеконкурсном оспаривании сделки должника, совершенной во вред кредиторам (определение от 15.12.2014г. №309-ЭС14-923). В данном деле были оспорены договоры купли-продажи долей общества на основании статей 10, 168 ГК РФ. Истец обосновывал иск ссылкой на наличие спора в суде иностранного государства в момент продажи должником долей третьим лицам. Суд признал, что действия бенефициаров должника были направлены на причинение вреда кредиторам с помощью вывода активов должника.

2015г.
В пунктах 7, 8 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015г. №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» было закреплено, что если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ). К сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений статьи 10 и пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ. При наличии в законе специального основания недействительности такая сделка признается недействительной по этому основанию (например, по правилам статьи 170 ГК РФ).

В Обзоре судебной практики ВС РФ №2 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 26.06.2015г. СКЭС указано, что договор, при заключении которого допущено злоупотребление правом, подлежит признанию недействительным на основании статей 10 и 168 ГК РФ по иску лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушает этот договор (определение СКЭС ВС РФ №309-ЭС14-923).

Кроме того, в конце 2015 г. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ вынесла определение от 01.12.2015 №4-КГ15-54, согласно которому сделка по отчуждению имущества для его сокрытия от возможного обращения взыскания со стороны кредиторов может быть признана недействительной на основании статей 10, 168 ГК РФ как сделка, совершенная со злоупотреблением.

2017г.
В определении СКЭС от 13.06.2017г. по делу №301-ЭС16-20128 Верховный суд РФ подтвердил обоснованность признания недействительными (ничтожными) договоров на основании статей 10, 168 ГК РФ заключенных с нарушением установленного законом запрета на злоупотребление правом (отчуждение всего недвижимого имущества) в ущерб кредиторам (которые в результате отчуждения всего недвижимого имущества должника и отсутствия у него иного имущества не смогли взыскать с должника действительную стоимость доли).

Таким образом, полагаем, что внеконкурсное оспаривание обладает рядом несомненных преимуществ, в том числе оно направлено на предотвращение вывода активов должника и предоставляет дополнительные гарантии и защиту кредиторам от злоупотребления правом со стороны должника.

Статья 61.1. Оспаривание сделок должника

Статья 61.1. Оспаривание сделок должника

1. Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

2. Для целей настоящего Федерального закона сделка, совершаемая под условием, считается совершенной в момент наступления соответствующего условия.

3. Правила настоящей главы могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Таможенного союза и (или) законодательством Российской Федерации о таможенном деле, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, в том числе к оспариванию соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации и к оспариванию самих таких выплат. К действиям, совершенным во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти, применяются правила, предусмотренные настоящей главой.

4. Сведения о подаче в арбитражный суд заявления о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в настоящем Федеральном законе, о вынесении судебного акта по результатам рассмотрения заявления и судебных актов о его пересмотре подлежат включению арбитражным управляющим в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в порядке, установленном статьей 28 настоящего Федерального закона, не позднее трех рабочих дней с даты, когда арбитражному управляющему стало известно о подаче заявления или вынесении судебного акта, а при подаче заявления арбитражным управляющим — не позднее следующего рабочего дня после дня подачи заявления.

Оспаривание сделок должника при банкротстве физлиц

автор: Алексей Жумаев

14 декабря 2020

Просмотров: 18 467

Время на прочтение: 7 минут

Одна из задач финуправляющего в делах о неплатежеспособности физических лиц — выявление и обеспечение сохранности имущества банкротящегося гражданина. Поэтому в его руках есть немало инструментов, один из которых — оспаривание сделок должника при банкротстве. Рассмотрим, когда можно отменить заключенные гражданином сделки, и чем это может грозить.

Механизм аннулирования сделок

ФЗ о банкротстве определяет главные цели процедуры:

Реализация законного права гражданина на признание неплатежеспособности и списание долгов.

Удовлетворение требований кредиторов в рамках финансовых и имущественных возможностей должника.

Финуправляющий здесь выступает посредником, который обеспечивает равновесие между правами гражданина на достойное существование и интересами кредиторов, оставаясь независимым и беспристрастным.

Оспаривание сделок должника при банкротстве физического лица направлено на удовлетворение кредиторов за счет имущества, которое банкрот явно или ненамеренно скрыл от финуправляющего.

Конечно, при признании физлица несостоятельным оспариваются не все подряд, а именно подозрительные сделки — те, которые предполагают сокрытие имущества с целью оставления контроля над ним или минимизации выплат кредиторам.

При этом механизм отмены довольно прост:

Конкурсный кредитор, чье требование составляет больше 10% реестра, или сам финуправляющий инициируют процедуру оспаривания сделок — подаётся заявление суду о признании конкретной сделки банкрота ничтожной. Заявитель обязан привести доказательства.

Миноритарные кредиторы, размер долговых требований которых составляет менее 10% от общей суммы обязательств, тоже вправе оспорить сделки. Но сделать они это могут только через управляющего.

Наибольшее внимание уделяется таким договорам, как дарение, использование в качестве залога, продажа родственникам по низкой цене, раздел имущества при бракоразводном процессе.

Обычно в качестве отчуждаемого имущества по таким сделкам выступает недвижимость, транспорт (машины, мотоциклы, лодки, катера, прицепы), предметы роскоши или ценные бумаги.

По ходатайству участников процесса суд может аннулировать любые типы договоров отчуждения, объектами которых выступают следующие типы собственности:

безраздельно принадлежащей должнику;

принадлежащей ему по праву долевого участия, в том числе нажитое совместно в браке.

Исключение составляет защищенное статьей 446 ГПК РФ имущество, которое не может быть включено в конкурсную массу в ходе банкротства гражданина.

Судебная практика включает случаи, когда оспариванию подвергались сделки с единственным жильем должника. Причинами для аннулирования договоров отчуждения стали незаконные действия и махинации с собственностью гражданина, ставшие причиной нарушения финансовых интересов кредиторов.

Дополнительно отметим, что неравноценные соглашения о разделе имущества при разводе в течение трех лет до признания несостоятельности часто оспариваются, и имущество делится пополам. Это касается как соглашений, заключенных между мужем и женой нотариально, так и утвержденных судом.

Если раздел имущества произведен без участия кредитора (а обычно банки не приглашают на бракоразводные процессы), то даже судебный акт будет отменен в банкротстве бывшего мужа или жены.

Судебная практика единодушна: если жена получила все имущество, а муж подал на банкротство, утверждая, что кроме долгов у него ничего нет, то такие соглашения подлежат отмене, а ценности разделу 50/50.

Более подробно о том, как делится собственность при банкротстве супругов мы рассказали в этой статье.

Являются ли ваши сделки подозрительными?

Порядок выявления подозрительных сделок

К разряду подозрительных и подлежащих дальнейшему оспариванию могут быть отнесены далеко не все типы договоров отчуждения имущества банкрота. К ним относятся договоры, заключенные должником в течение предшествующих банкротству 3 лет, в отношении которых явно прослеживаются следующие признаки подозрительных сделок:

Читать еще:  Субсидиарная ответственность директора при банкротстве: не миф, а реальность

договоры дарения в пользу родственников или взаимозависимых лиц;

договоры купли-продажи, если цена отчуждаемого имущества в них значительно ниже средней стоимости (учитываются рыночные цены в регионе);

расчеты с кредиторами, нарушающие финансовые интересы других предъявивших свои требования кредиторов должника — сделки с предпочтением;

заключенные должником уже в ходе банкротства без согласия финуправляющего.

К подозрительным относятся любые сделки с собственностью должника, условия которых заведомо невыгодные для одной из сторон либо для остальных кредиторов.

Операции с имуществом, являющиеся финансово нецелесообразными или неравноценными:

договоры, в которых цена отчуждаемого объекта снижена на 20% и более относительно среднерыночной стоимости;

заключенные должником сразу же после смены места жительства — в случаях, если он не уведомлял об этом своих кредиторов;

договоры дарения, любые безвозмездные сделки;

фиктивные, или мнимые, договоры, если после их заключения гражданин оставляет за собой контроль над имуществом. Например, продал автомобиль перед банкротством, но продолжает пользоваться им как собственник.

Сделки с предпочтением — имущество намеренно было отдано одному кредитору (чаще всего близкому к должнику), а с остальными решено идти в банкротство и списывать долги.

Практика оспаривания в банкротстве физлиц включает в себя случай, широко известный юристам и финансовым управляющим. Речь идет о деле № А40-67517/2017, в рамках которого суд постановил изъять переданную по договору дарения квартиру должника и включить ее в конкурсную массу.

Причиной стали нарушающие интересы кредиторов действия банкротящегося гражданина: на оформленные кредитные средства им была приобретена квартира, а перед банкротством он инициировал развод, и выделенная его жене на основе соглашения о разделе имущества квартира была подарена дочери.

Суд усмотрел в дарении признаки махинации, приводящие к нарушению законных прав и требований кредиторов несостоятельного должника.

Узнайте, какие ваши сделки могут оспорить кредиторы

Как отменяются подозрительные сделки

Порядок признания сделок недействительными определен законом о банкротстве. Схема отмены договоров и возврата собственности собственности должника проста:

Финуправляющий анализирует совершенные гражданином за трехлетний период сделки — смотрит, какое имущество выбыло из собственности должника.

При выявлении признаков подозрительности он запрашивает детальные сведения о сделках.

Если предположение финуправляющего подтверждается, то он представляет суду заявление об оспаривании сделок и включении высвободившегося имущества в конкурсную массу.

Ходатайство рассматривается судом, далее выносится решение.

Собственность изымается в натуральном выражении. Если новым владельцем оно продано, то оспаривается вся цепочка сделок до конечного приобретателя.

Сам же приобретатель может включиться банкротство, но сроки на включение в 3 очередь реестра требований кредиторов он уже пропустил, что делает шансы на компенсацию минимальными.

Даже не реализованное на торгах и не востребованное кредиторами имущество возвращается к своему первоначальному собственнику, а не приобретателю по договору.

Порядок оспаривания сомнительных договоров регулируется в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве, но кроме того стороны вправе сослаться и на статьи 10 и 168 ГК РФ, то есть недобросовестность — так будет оценено отчуждение имущества во вред кредиторам.

Судебная практика по оспариванию сделок предусматривает неприятную для банкрота особенность — презумпцию вины. Например, заключен договор купли-продажи доли в праве на квартиру с братом. В этом случае именно банкроту придется доказывать, что он действовал добросовестно — цена назначена рыночная, и деньги брат выплатил в полном объеме.

Желательно в таком случае частично потратить деньги на выплаты по долгам — всем кредиторам перечислить по небольшой сумме.

Спросите наших юристов , какое имущество можно продать перед банкротством, и как избежать оспаривания сделки в Арбитражном суде. Мы расскажем, как продать автомобиль перед банкротством, как сохранить ипотечную квартиру, и что произойдет с общим имуществом супругов.

Последствия судебной отмены сделок при банкротстве

Оспаривание кредитором сделки должника, равно как и ее аннулирование по требованию финуправляющего чревато для всех участников договора отчуждения рядом последствий:

Должнику придется потратить больше времени — срок процедуры увеличится на 4–8 месяцев.

Если кредиторам должника будет нанесен серьезный имущественный ущерб, то его банкротство могут признать фиктивным или преднамеренным, тогда долги не будут списаны.

Приобретатель же рискует потерять купленное имущество, без возмещения денег, которые потрачены на покупку.

Также немаловажно учитывать, что законом предусмотрено оспаривание сделок супруги должника — причем рискуют даже бывшие супруги, оформившие развод и раздел имущества в течение последних 3 лет.

Чтобы минимизировать возможные последствия оспаривания сделок, потенциальному банкроту нужно тщательно подготовиться к этой процедуре. Не стоит без оглядки переписывать все на родственников — имущество вернут, а кредиты не спишут.

Выходом станет консультация с юристом и продуманное отчуждение собственности именно при поддержке юристов, занятых в области банкротства физических лиц.

Верите ли вы во внесудебное бесплатное банкротство физлиц?

Типы сделок, не подлежащие оспариванию

Законодательно определены сделки, которые нельзя оспорить. Входящим в перечень имуществом должник вправе пользоваться безраздельно, а любые операции с ним не подлежат оспариванию вне зависимости от суммы:

не выступающее предметом залога или ипотеки единственное жилье;

соглашения, по которым истек срок исковой давности 3 года;

нерентабельные объекты — если расходы на его возврат и реализацию превысят возможную прибыль от продажи или стоимость меньше 100 тысяч рублей, за исключением объектов недвижимости.

Быть уверенными в успешном проведении банкротства и максимальном сохранении имущества вы сможете, если будете банкротиться при поддержке опытных кредитных юристов. Наши сотрудники знают особенности банкротства граждан и проведут процедуру под ключ с вашим минимальным участием. Для консультации позвоните юристам компании по телефону или задайте ваш вопрос в форме обратной связи.

Видео: наши услуги по банкротству физ. лиц

Помощь адвоката в оспаривании сделок должника при банкротстве

Адвокаты и юристы фирмы «Ревякины и партнеры», специализирующиеся на оспаривании сделок должника при банкротстве, представляют интересы юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в арбитражных судах.

Очень распространенными в судебной практике являются требования конкурсного управляющего в интересах кредиторов в рамках дела о банкротстве, совершенных должником как до момента возбуждения дела, так и после этого.

По данной категории дел крайне сложно обойтись без услуг профеcсионального адвоката. Высокая квалификация юристов нашей фирмы, специализирующихся на договорном праве, позволит оказать вам помощь в разрешении любых дел по оспариванию сделок при банкротстве юридического лица.

Виды юридических услуг, которые мы оказываем в данном случае:

  1. консультация адвоката по телефону и при личной встрече;
  2. помощь в сборе необходимых документов;
  3. письменная консультация со ссылками на нормативную базу и рекомендациями;
  4. сбор информации относительно текущего финансового положения банкрота;
  5. сбор необходимых документов;
  6. представление интересов в арбитражном суде;
  7. составление и подача исков;
  8. обжалование решение суда;

Перечень комплексных услуг

  1. Оспаривание договоров гражданского характера (продажа имущества, отчуждение в пользу кого-то) «под ключ»;
  2. Оспаривание действий должника, совершенных в рамках трудовых правоотношений (например, выплата премий);
  3. Юридическое обслуживание по оспариванию банковских операций;
  4. Оспаривание налоговых операций «под ключ»;

Особенности разрешения дел по оспариванию сделок должника при банкротстве

Опыт нашей фирмы, а также изученная сторонняя судебная практика позволили установить, что при рассмотрении этих дел необходимо учитывать следующее:

Когда договор должника может быть признан недействительным

Это может быть в случаях:

1) неравноценности встречного предоставления;

2) когда судом будет установлено, что договор был заключен в целях причинения ущерба имущественным правам кредиторов и другая сторона знала о том, что соглашение с ней заключалось именно в этих целях (такие сделки закон и судебная практика называют «Подозрительными»).

3) Более того, суд не лишен возможности признать договор ничтожным по причине злоупотребления правом. Но для этого должно быть установлено наличие умысла у обоих участников (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам. Злоупотребление правом должно носить явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной цели совершения сделки.

В какие сроки сделка может быть признана недействительной

При этом, по каждому из этих оснований важно учитывать срок, в течение которого такая сделка может быть признана недействительной:

Так, если договор оспаривается в связи с неравноценностью встречного предоставления, это можно сделать (подчеркну – именно по этому основанию), если он был заключен в течение 1 года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

В случае, если же встречное предоставление по договору было равноценным, но заявляется о том, что это было сделано с целью причинения ущерба кредиторам, например, в связи с предпочтением одному из них, он может быть оспорен, если был заключен в течение 3 лет до момента принятия заявления о признании должника банкротом.

В третьем случае — по причине злоупотребления правом, когда обе стороны имели намерение причинить вред кредиторам, учитывается уже не срок заключения договора, а 3-летний срок, исчисляемый с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что этим договором ему причиняется ущерб. При этом данный срок не может начать свое исчисление до момента введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

Спорные моменты при рассмотрении дел по оспариванию сделок при банкротстве

Разберем то, что является наиболее спорным по данной категории дел, исходя из сложившейся судебной практики:

Если договор оспаривается по причине занижений стоимости сделки, не требуется доказывать цель причинения ущерба кредиторам либо же заинтересованность другой стороны. Достаточно подтвердить лишь неравноценность встречного предоставления. Например, если должник за 6 месяцев до момента подачи заявления о признании его банкротом продал нежилое помещение рыночной стоимостью 20 млн. руб. за 3 млн., достаточно заключения экспертизы о реальной его стоимости.

Верховным, а ранее Высшим арбитражным судом было четко разъяснено, что неравноценным встречным предоставлением является любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, в частности, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий.

При сравнении условий аналогичных сделок следует учитывать как условия, совершавшиеся должником, так и условия, совершиеся иными участниками оборота.

Для подтверждения неравноценности, если договор оспаривается по этому основанию, проводится экспертиза, которая должна подтвердить продажу имущества по явно заниженной стоимости, либо если передача была безвозмездной неравноценность автоматически считается подтвержденной.

Если такая существенная неравноценность будет установлена, конкурсному управляющему могут отказать в признании недействительной сделки только в случае, когда она была совершена ранее чем за год до момента принятия заявления о признании должника банкротом.

Другие виды споров возникают, когда имеет место равноценность сделки либо же когда договор и является неравноценным, но по дате заключения договора (ранее чем за год до принятия заявления о банкротстве) такой уже не может оспариваться по основанию занижения стоимости.

В этом случае конкурсному управляющему необходимо доказать, что договор заключен с целью причинения ущерба кредиторам и другая сторона (покупатель или одаряемый и т.д.) знали о том, что такая сделка совершается именно с этой целью кем-то из родственников директора или учредителя должника либо же юридическим лицом, в котором учредителем или директором является родственника контролирующих лиц должника.

Судебная практика

Исходя из судебной практики можно говорить о том, что сделка была совершена с целью причинения ущерба другому лицу только в том случае, когда фактические обстоятельства свидетельствовали именно об этом. Например, когда к моменту заключения договора у организации не было шансов найти средства для погашения долга перед кредитором и он заключался без экономической целесообразности.

Например, в случае, если заключается договор с новым контрагентом по передаче ему имущества, средства от которого не поступают либо поступают, но не расходуются для добросовестной предпринимательской деятельности, например, снимаются со счета по договорам займа учредителей.

Читать еще:  Начать процедуру банкротства без суда смог лишь каждый пятый желающий

Этим подтверждается, что было явное намерение причинить ущерб другим кредиторам. Но нельзя забывать, что договор будет признан в этом случае недействительным только если будет подтверждено, что с другой стороны этой сделки заинтересованные для должника лица, а не независимые контрагенты.

Если же договор был заключен для обеспечения нормальной хозяйственной деятельности и была возможность погашения долга перед кредиторами, например, за счет взыскания дебиторской задолженности, оснований для оспаривания сделки не будет, даже если с другой стороны есть заинтересованная сторона.

Так, по одному из наших дел конкурсный управляющий заявил о недействительности со стороны арендатора – должника даже не самого договора аренды, а платежей за склад, поскольку этим, по его утверждению, был причинен ущерб интересам кредиторов.

В качестве возражений нами были представлены следующие доводы:

  1. Договор аренды, по которому производились платежи существовал еще задолго до возникновения долга и даже до момента заключения сделки с кредитором;
  2. Размер арендной платы был ниже рыночной стоимости за аналогичные помещения;
  3. Склад использовался для обычной хозяйственной деятельности, на нем был товар;
  4. К моменту производства арендных платежей не было никаких признаков банкротства;
  5. Дебиторская задолженность перед должниками была больше, чем сумма долга перед кредитором.
  6. Только трое из пяти арендодателей имущества могли быть заинтересованными лицами по этой сделке.

Следовательно, основания для оспаривания сделок – арендных платежей отсутствовали.

Квалифицированная помощь адвоката в оспаривании сделок должника при банкротстве по всей России, звоните по телефонам +7 (863) 294-32-32, 294-77-57 или задайте ваш вопрос по e-mail: advokatrev@mail.ru. Мы обязательно вам поможем.

Адвокатская фирма «Ревякины и партнеры»

Презумпции и основания: новая судебная практика об оспаривании сделок

Неравноценность сделки

Самым распространенным основанием для оспаривания сделок о несостоятельности является неравноценность встречного исполнения, отмечает специалист в сфере банкротства Ольга Савина. Подобные сделки оспариваются согласно пункту 1 статьи 61.2 Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Основные доказательные презумпции, установленные законом, – это срок (в течение года до и после принятия заявления о признании банкротом) и соответствие цены сделки. Зачастую, отмечает специалист, в судебном процессе о неравноценном встречном исполнении необходимо доказывать свое основное требование – нерелеватность цены.

«Суды практически всегда признают существенным неравноценность, если она составляет более 60%. Основным спорным моментом является процент от 30% до 60%. Суды трактуют оценку неравноценнности так, как стороны ее представляют. Ключевой вопрос: как оценивать – по рыночной стоимости или по кадастровой. При этом зачастую они кардинально различны, хотя иногда и совпадают. Суды же применяют здесь абсолютно разные подходы», – обобщает судебную практику Ольга Савина.

Если установлена неравноценность цены сделки менее 35%, то суды скорее склонны считать стоимость сделки вполне релевантной рыночной, отмечает специалист. Однако судебная практика по этому вопросу остается неоднозначной: по мнению юриста, кроется это в том, что судам в принципе сложно определить неравноценность.

Поскольку презумпции необходимо рассматривать в совокупности, доказательством может выступать не только стоимость того или иного объекта, который был отчужден по сделке, уверена Ольга Савина. Так, достаточно объемный комплекс судебной практики касается такого основания, как существенное отличие иных условий сделки от рыночных.

«Законодатель не разъясняет нам четко, что подразумевается под этими «иными условиями», помимо цены. Однако в эту категорию можно выделить посредством анализа судебной практики, например, замену ликвидного имущества должника неликвидным; неликвидность, которая устанавливается судебной экспертизой или которая стала очевидна в ходе реализации данного имущества», – отмечает специалист.

Причинение вреда

Одно из наиболее сложных оснований для признания оспоримости сделки – это совершение сделки должником с целью причинения вреда (пункт 2 статьи 61.2 закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Ольга Савина подчеркивает, что определение вреда достаточно сложное для доказывания в суде понятие.

Презумпции при оспаривании сделок по данному основанию:

  • срок – оспоримый период определен тремя годами до и после принятия заявления о банкротстве;
  • признаки неплатежеспособности должника – судебная практика и позиция Верховного Суда РФ говорят о том, что при отсутствии доказанного вреда, нанесенного кредиторам, сделка не может быть признана оспоримой по данному основанию;
  • знание другой стороны о цели сделки, то есть о недобросовестности должника.

Крайне важно, по мнению специалиста, чтобы все презумпции рассматривались и доказывались юристами в совокупности.

Одним из ключевых моментов при оспаривании сделок должника по основанию «причинение вреда» является необходимость ориентироваться на момент, когда должник стал неплатежеспособным. Суды подходят к этому вопросу по-разному, что, по мнению Ольги Савиной, является значительной проблемой – закон предполагает достаточно большой период оспоримости с точки зрения существования юридического лица на рынке.

Доказательством неплатежеспособности суды признают, например, финансовый анализ должника. Суд анализирует материалы, собранные конкурсным управляющим и/или кредиторам, и, исходя из финансовых коэффициентов, определяет признак неплатежеспособности. «Суды приходят зачастую к тому, что из финансового анализа совершенно четко видно, когда на протяжении анализируемого периода возникала неплатежеспособность. Изучают, какие финансовые показатели падали, что свидетельствует о признаках неплатежеспособности. Между тем также изучается момент совершения сделки и момент наступления неплатежеспособности. Скрепляя их вместе, можно четко доказывать, что сделка была совершена в оспариваемый период», – отмечает Ольга Савина.

Показатели текущей ликвидности, обеспеченности обязательств должника его активами, степень платежеспособности по текущим обязательствам, коэффициент восстановления платежеспособности – эти показатели необходимо анализировать в совокупности на соответствие общим финансовым показателям деятельности конкретного юридического лица. Адвокат приводит в пример судебную практику, в том числе ВС РФ, согласно которой анализ прибыли и всех финансовых коэффициентов может, например, в первом квартале отчетного периода не свидетельствовать о неплатежеспособности должника, поскольку его активы показывали обеспеченность обязательств активами.

«Также существует и иная практика, где суды говорят, что финансовый анализ не является доказательством платежеспособности. Есть интересное Определение Верховного Суда РФ от 12.02.2018 №305-ЭС17-11710 (3), где суд расписывает ровно следующее: решающего значения показатели бухгалтерской, налоговой и иной финансовой отчетности для определения признака неплатежеспособности не имеют. Объясняется это тем, что финансовую документацию составляют сами должники. К сожалению, должник зачастую не отдает себе прямого отчета в том, что он неплатежеспособен. Он либо не хочет рисковать своим бизнесом и подавать заявление о банкротстве, либо зачастую это недобросовестное поведение, чтобы увести активы и избежать расчета с контрагентами и кредиторами», – поясняет Ольга Савина.

Закредитованность юридических лиц в России приводит их, по мнению специалиста, к необходимости искать безболезненный выход из ситуации при наличии второй сильной стороны – банка. Соответственно, ряд предпринимаемых для этого действий и сделок должника подпадает под период оспоримости.

Важным маркером для определения вреда, причиненного кредиторам, является сделка, которая совершается в отношении заинтересованного лица. Ольга Савина отмечает, что предполагается знание этого лица о наличии признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

«Признаки подтверждают осведомленность – это неоднократное обращение к кредитору с просьбой об отсрочке долга, о прощении процентов, а также известное кредитору или кредитной организации длительное наличие картотеки по банковскому счету должника. Что касается первого пункта, то здесь возникает много вопросов по практике. Поскольку оспоримый срок в три года позволяет должнику обращаться с просьбой к кредитору об отсрочке», – отмечает специалист.

Подробнее о судебной практике по делам об оспаривании сделок при банкротстве 2019 года – в лекции Ольги Савиной.

Новые акценты в оспаривании сделок должника

По состоянию на 18.11.2013 г.

Внести существенные изменения в Постановление № 63 от 23.12.2010 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» Высший Арбитражный Суд РФ грозился еще с начала года.

Постановление от 30.07.2013 г. № 59 полностью оправдало серьезность этих заявлений. Несмотря на отсутствие единого тренда в части упрощения или усложнения процедуры оспаривания сделок должника, можно заключить, что все же в большей степени Постановление направлено на ограничение возможностей оспаривания сделок должника-банкрота и защиту прав его добросовестных контрагентов.

Широкая критика в адрес соответствующих норм Закона о банкротстве, подрывающих, по мнению некоторых экспертов, стабильность имущественного оборота, оказала на высших арбитров должное воздействие.

В первую очередь, обращают на себя внимание новые критерии должной осмотрительности. К числу фактов, свидетельствующих о недобросовестности контрагента, арбитры отнесли:

  • неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;
  • известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
  • осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

Однако тут же указали, что само по себе получение платежа от должника в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника.

Высшая инстанция пояснила, что факт подачи заявления о банкротстве свидетельствует об осведомленности кредитора о неплатежеспособности должника только тогда, когда по обстоятельствам подачи этого заявления можно судить, что оно является не ординарным вариантом принудительного исполнения судебного акта, а действительно подано по причине неплатежеспособности. При этом рекомендуется учитывать факт наличия в рамках дела о банкротстве заявлений других кредиторов.

Далее находим закрепление подхода, уже сложившего в судебной практике по вопросу значения информации, опубликованной в картотеке арбитражных дел на сайте ВАС РФ, при решении вопроса об осведомленности кредитора о неплатежеспособности должника.

Соответствующая осведомленность презюмируется лишь тогда, когда установлено, что проверка сведений о должнике должна была осуществляться, в том числе путем его проверки по указанной картотеке. Устанавливается это с учетом характера сделки, личности кредитора и условий оборота.

В списке новелл значится и разрешение другого актуального вопроса: как оценивать осведомленность кредитора о неплатежеспособности должника, если этот кредитор — банк или иная кредитная организация. Пленум поддержал банковское сообщество, указав на то, что и в таком случае оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации.

Таким образом, немногочисленная судебная практика, указывающая на безусловность осведомленности банков о неплатежеспособности их заемщиков, проиграла либеральному подходу:

«В случаях, когда законодательство или кредитный договор предусматривают получение кредитной организацией от заемщика документов о его финансовом положении, судам следует учитывать, имелись ли в представленных документах конкретные сведения, заметно свидетельствующие о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника».

Целый ряд комментариев посвящен оспариванию сделок, направленных на удовлетворение требований, обеспеченных залогом имущества должника. Возможность оспаривания таких сделок теперь существенно ограничена: отныне доказывать придется не только сам факт предпочтительности (факт причинения вреда), но и осведомленность залогодержателя о наличии данной предпочтительности (факта причинении вреда).

При этом предпочтительность может заключаться не только в том, что у должника в результате такой сделки не останется имущества, достаточного для погашения требований 1-й и 2-й очереди реестра требований кредиторов, но и в случае отсутствия таких требований — в недостаточности имущества для финансирования процедуры банкротства. А помимо этого — в уплате неустоек или иных финансовых санкций залогодержателя в случае отсутствия впоследствии возможности погасить обязательства перед иными кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов.

Сделка по погашению требования залогового кредитора может быть признана недействительной лишь в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Аналогично, то есть лишь в части, признаются недействительным платежи, осуществленные должником в предпочтительном порядке, если сумма платежа превышает сумму средств, недостаточную для погашения требований всех кредиторов и разумных текущих расходов. Недействительная часть такого платежа определяется суммой недостающих денежных средств.

Еще один блок изменений связан с порядком применения последствий недействительности сделок должника. К примеру, в п. 27 Постановления указано, что неблагоприятные последствия по понижению очередности восстановленного требования (п. 2 ст. 61.6. Закона о банкротстве) являются ответственностью особой природы, поэтому применяются лишь в случае доказанности неправомерного поведения или вины кредитора в совершении оспоренной сделки.

Читать еще:  Банкротство физических лиц в Сургуте

Интересно, какое же еще требуется особое доказывание неправомерного поведения стороны сделки, если доказан факт ее совершения с целью причинения вреда кредиторам?

Наконец, среди новелл, направленных на защиту прав кредиторов, пострадавших от незаконных сделок должника, следует выделить следующие:

К сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, оспаривание которых возможно только в случае доказанности вины контрагента, не относятся:

  • платеж со значительной просрочкой;
  • предоставление отступного;
  • досрочный возврат кредита, необоснованный разумными экономическими причинами.

Расширен круг лиц, управомоченных на подачу заявления о признании недействительными торгов по продаже имущества должника, в частности торгов, проведенных в ходе исполнительного производства после введения в отношении должника процедуры наблюдения: теперь это не только арбитражный управляющий, но и любые заинтересованные лица, например, кредиторы;

Остальные сделки могут быть оспорены иными заинтересованными лицами, лишь если на такое право указано в судебном акте, которым жалоба на бездействие (отказ) арбитражного управляющего оспорить сделку признана обоснованной.

Прямо предусмотрено право предъявлять требование о виндикации утраченной вещи, несмотря на наличие судебного акта о взыскании ее стоимости со стороны первой сделки. «Однако, если к моменту рассмотрения виндикационного иска стоимость вещи будет уже фактически полностью уплачена должнику стороной первой сделки, то суд отказывает в виндикационном иске».

В завершение анализа этого весьма объемного редакционного Постановления обратим внимание на некоторые процессуальные моменты.

Во-первых, теперь перед подачей заявления об оспаривании сделки должника арбитражный управляющий обязан предложить другой стороне этой сделки произвести возврат имущества, приобретенного по сделке, которая подпадает под основания недействительности сделок, установленные статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Во-вторых, при подсчетах сроков исковой давности по данной категории дел во внимание должно приниматься не само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом, а то, когда арбитражный управляющий, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, должен был установить наличие обстоятельств, позволяющих оспорить ту или иную сделку.

В-третьих, если арбитражный управляющий (иное заинтересованное лицо) допустило ошибку в отношении заявленного основания недействительности сделки, «суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права».

Валерия Коваль, юрист

Олег Проскурин, руководитель практики по банкротству и реструктуризации

Публикации

Владимир Клименко, юрист коллегии адвокатов «Юков и Партнеры»

Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления.

Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 30 июля 2013 года № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

Осведомленность кредитора о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной «если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества» (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

В пп. «а» п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 заменяет на «оспаривающим сделку лицом доказано».

К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 относил:

широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;

— неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;
— известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
— снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;
знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ, состоявшемся 10 июля 2013 года, состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

Указанный пункт постановления также предусматривает, что «получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника».

Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что «само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом» (п. 4 постановления № 59). Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору «должно было быть известно» о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот «само по себе» не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п. 5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника. Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

Обычная хозяйственная деятельность

Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.
В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К «необычным» сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации.

Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

Другие вопросы при оспаривании сделок должника

В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: «например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот».

Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: «при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию» (п. 10 постановления № 59).

Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector